Теории личности эго-психологии: эриксон э., э. фромм, к. хорни — справочник студента

Теории личности Эго-психологии: Эриксон Э., Э. Фромм, К. Хорни - Справочник студента

Теория личности Хорни исходит из того, что доминирующими в структуре личности являются не инстинкты агрессии или либидо, но бессознательное чувство тревоги, беспокойства, которое Хорни называет чувством коренной тревоги. Давая определение этому чувству, Хорни пишет, что оно связано с «имеющимся у ребенка ощущением одиночества и беспомощности в потенциально враждебном ему мире». Таким образом, в ее теории сохраняется не только идея Фрейда о значении бессознательного, но и его мысль об антагонизме между внешним миром и человеком.

Хорни считает, что причинами развития этой тревоги могут быть и отчуждение родителей от ребенка, и чрезмерная их опека, подавляющая личность ребенка, враждебная атмосфера или дискриминация или, наоборот, слишком большое восхищение ребенком. Каким же образом такие противоречивые факторы могут стать основой развития тревоги? Отвечая на этот вопрос, Хорни выделяла два вида тревоги — физиологическую и психологическую.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!

Оценим за полчаса!

Физиологическая связана со стремлением ребенка удовлетворить свои насущные потребности в еде, питье, комфорте.

Ребенок боится, что его вовремя не перепеленают, не покормят и потому испытывает такую тревогу постоянно в первые недели своего существования.

Однако со временем, в том случае если мать и окружающие о нем заботятся и удовлетворяют его нужды, это беспокойство уходит. Если же его потребности не удовлетворяются, тревога нарастает, являясь фоном для общей невротизации человека.

Однако если избавление от физиологической тревоги достигается простым уходом и удовлетворением основных потребностей детей, то преодоление психологической тревоги является более сложным процессом, так как оно связано с развитием адекватности образа Я. Введение понятия образа Я является одним из важнейших открытий Хорни.

Хорни считала, что существует несколько образов Я: Я-реальное, Я-идеальное и Я в глазах других людей. В идеале эти три образа Я должны совпадать между собой, только в этом случае можно говорить о нормальном развитии личности и ее устойчивости к неврозам.

В том случае, если Я-идеальное отличается от Я-реального, человек не может к себе хорошо относиться и это мешает нормальному развитию личности, вызывает напряженность, тревогу, неуверенность в себе у человека, т.е. является основой его невротизации.

К неврозу ведет и несовпадение Я-реального и образа Я в глазах других людей, причем в данном случае не важно, думают ли окружающие о человеке лучше или хуже, чем он думает о себе сам.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!
Читайте также:  Внимание и деятельность - справочник студента

Оценим за полчаса!

Таким образом, становится ясно, что и пренебрежение, негативное отношение к человеку, так же как и чрезмерное восхищение им, ведут к развитию тревоги, так как и в том и в другом случае мнение других не совпадает с реальным образом Я.

Для того чтобы избавиться от тревоги, человек прибегает к психологической защите, о которой писал еще Фрейд. Однако Хорни пересматривает и это его положение.

Фрейд считал, что психологическая защита помогает разрешать внутренние конфликты, возникающие между двумя структурами личности — Ид и Супер-Эго, а с точки зрения Хорни, психологическая защита направлена на преодоление конфликта между обществом и человеком, так как ее задача привести в соответствие мнение человека о себе и мнение о нем окружающих, т.е. привести в соответствие два образа Я. Хорни выделяет три основных вида защиты, в основе которых лежит удовлетворение определенных невротических потребностей. Если в норме все эти потребности и, соответственно, все эти виды защиты гармонически сочетаются между собой, то при отклонениях одна из них начинает доминировать, приводя к развитию у человека того или иного невротического комплекса.

Защиту человек находит либо в стремлении к людям (уступчивый тип), либо в стремлении против людей (агрессивный тип), либо в стремлении от людей (устраненный тип).

При развитии стремления к людям человек надеется преодолеть свою тревогу за счет соглашения с окружающими в надежде на то, что они в ответ на его конформную позицию не заметят (или сделают вид, что не замечают) неадекватность его образа Я.

Проблема в том, что при этом у субъекта развиваются такие невротические потребности, как потребность в привязанности и одобрении, потребность в партнере, который принял бы на себя заботу о нем, потребность быть предметом восхищения других людей, потребность в престиже.

Как любые невротические потребности, они нереалистичны и ненасыщаемы, т.е. человек, добившись признания или восхищения от других, старается получить все больше и больше похвал и признаний, испытывая страх перед малейшими, часто мнимыми признаками холодности или неодобрения.

Такие люди совершенно не переносят одиночества, испытывая ужас от мысли, что их могут покинуть, без общения. Это постоянное напряжение и служит основой развития невроза.

Развитие защиты в виде ухода, стремления «от людей» дает возможность человеку игнорировать мнения окружающих, оставшись наедине со своим образом Я. Однако и в этом случае развиваются невротические потребности, в частности, потребность ограничивать свою жизнь узкими рамками, потребность в самостоятельности и независимости, потребность быть совершенным и неуязвимым.

Разочаровавшись в возможности завязать теплые отношения с окружающими, такой человек старается быть незаметным и не зависимым от других. Из боязни критики он старается казаться неприступным, хотя в глубине души остается неуверенным и напряженным.

Такой подход приводит человека к полному одиночеству, изоляции, которая тяжело переживается и также может служить основой развития невроза.

Попытка преодолеть тревогу, навязав свой образ Я силой другим людям, также не оканчивается успехом, так как в этом случае у человека развиваются такие невротические потребности, как потребность в эксплуатации других, стремление к личным достижениям, к власти. Те знаки внимания, уважения и покорности, которые они принимают от окружающих, кажутся им все более недостаточными, и в своей тревоге этим людям надо все больше власти и доминирования, которые бы служили доказательством их адекватности.

Функция психотерапии, в теории личности Хорни, помочь человеку понять самого себя и сформировать более адекватное представление о себе. Надо отметить, что подход Хорни к понятию психологической защиты существенно повлиял на позиции современной психологии, что и признается большинством исследователей так же как и ее роль в развитии социологической школы психоанализа.

Источник: https://psyera.ru/5026/teoriya-lichnosti-horni

Теории личности

. . .

Различные теоретики постфрейдистского направления, пересматривая психоаналитическую теорию, придавали особое значение эго и его функциям. Эрик Эриксон, один из наиболее выдающихся эго-психологов, сделал упор на динамику развития эго на протяжении жизненного цикла.

Он рассматривал личность как объект влияния социальных и исторических сил. В отличие от Фрейда, у Эриксона эго предстает как автономная личностная структура. Его теория сфокусирована на качествах эго, появляющихся в предсказуемые периоды жизни.

Значение социальных и культурных влияний в формировании личности характерно и для теорий Эриха Фромма и Карен Хорни.

Эриксон утверждает, что эго проходит в своем развитии через несколько универсальных стадий. Согласно его эпигенетической концепции развития человека, каждая стадия жизненного цикла наступает в оптимальное время. Последовательное развертывание жизненных стадий — результат взаимодействия биологического созревания индивидуума с расширяющимся пространством его социальных связей.

С точки зрения Эриксона, жизненный цикл человека включает восемь психосоциальных стадий. Для каждой из них характерен определенный тип кризиса или решающий этап в жизни человека.

Стадии описаны в терминах ведущих психологических конфликтов: 1) базальное доверие — базальное недоверие; 2) автономия — стыд и сомнение; 3) инициативность — вина; 4) трудолюбие — неполноценность; 5) эго-идентичность — ролевое смешение; 6) интимность — изоляция; 7) продуктивность — инертность, застой; 8) эго-интеграция — отчаяние. Индивидуальное своеобразие личности зависит от разрешения этих конфликтов.

  • Теория Эриксона опирается на его исходные положения о природе человека. В его психосоциальной теории нашли выражение:
  • — сильная приверженность принципам холизма, инвайронментализма (преобладание влияния социальных факторов) и изменяемости;
  • — умеренная приверженность принципам детерминизма, рациональности, объективности, проактивности, гетеростаза и познаваемости.

Исследования, посвященные оценке эмпирической валидности теории Эриксона, рассматривались в аспекте таких понятий и явлений, как формы эго-идентичности, достижение идентичности и способность к интимности. Было отмечено, что теория Эриксона послужила стимулом для очень небольшого количества исследований.

Применение теории Эриксона обсуждалось в связи с проблемой понимания поведения подростков в американском обществе. Разные аспекты поведения подростков — проблема выбора карьеры, членство в группе сверстников, употребление алкоголя и наркотиков — объяснялись как частичное отражение кризиса идентичности.

Эрих Фромм продолжил постфрейдистскую тенденцию в персонологии, уделяя особое внимание влиянию на личность социальных и культурных факторов.

Он утверждал, что пропасть между свободой и безопасностью дошла до такого предела, что сегодня одиночество, ощущение собственной незначимости и отчужденность стали определяющими признаками жизни современного человека.

Определенной частью людей движет желание бегства от свободы, которое осуществляется посредством механизмов авторитаризма, деструктивности, конформности автомата. Здоровый путь освобождения состоит в обретении позитивной свободы благодаря спонтанной активности.

Фромм описал пять экзистенциальных потребностей, присущих исключительно человеку. Эти потребности базируются на конфликтующих между собой стремлениях к свободе и безопасности: потребность в установлении связей, потребность в преодолении, потребность в корнях, потребность в идентичности и потребность в системе взглядов и преданности.

Фромм полагал, что основные ориентации характера являются следствием способа удовлетворения экзистенциальных потребностей, предоставляемого социальными, экономическими и политическими условиями.

Непродуктивные типы характера — рецептивный, эксплуатирующий, накапливающий и рыночный.

Продуктивный характер, согласно теории Фромма, представляет собой цель развития человечества; в его основе лежат разум, любовь и труд.

Карен Хорни отвергла постулат Фрейда о том, что физическая анатомия определяет личностные различия между мужчиной и женщиной. Она утверждала, что социальные отношения между ребенком и родителями являются решающим фактором в развитии личности.

Согласно Хорни, в детстве основными являются потребности в удовлетворении и безопасности. Если поведение родителей не способствует удовлетворению потребности ребенка в безопасности, это приводит к базальной враждебности, а та, в свою очередь, ведет к базальной тревоге.

Базальная тревога — ощущение беспомощности во враждебном мире — является основой невроза.

Хорни описала 10 невротических потребностей, которые люди используют с целью совладания с недостатком безопасности и беспомощностью, порожденными базальной тревогой.

В отличие от здоровых людей, невротики, реагируя на различные ситуации, опираются только на одну потребность.

Впоследствии Хорни объединила невротические потребности в три основные стратегии межличностного поведения: ориентация «от людей», «против людей» и «к людям». У невротической личности обычно преобладает одна из них.

Хорни не соглашалась с Фрейдом по вопросу о зависти женщины к пенису; она предложила вместо этого версию о том, что мужчины испытывают зависть к женщинам из-за способности последних рожать и кормить детей.

Она также считала, что женщины могут испытывать чувство неполноценности вследствие своей экономической, политической и психологической зависимости от мужчин.

Хорни уделяла особое внимание социокультурным влияниям, особенно мужскому доминированию и дискриминации женщин, в объяснении развития личности женщины.

Источник: https://bookap.info/genpsy/terlich2/gl59.shtm

Теория личности Карен Хорни

Карен Хорни — одна из немногих выдающихся женщин-психоаналитиков, которая внесла новые свежие взгляды в классическое фрейдовское учение.

Подход Хорни к изучению личности повлиял на развитие нового направления —неофрейдизма, основателем которого является её близкий друг и соратник Эрих Фромм.

Одной из главных заслуг Карен Хорни стало введение в психологию понятия «Я-образ», широко использующегося в психотерапевтической практике и сегодня. 

Основные принципы теории личности К. Хорни

К. Хорни, как и А. Адлер в своё время, пришла к выводу, что доминирующее влияние на развитие и становление личности оказывает общество. Она утверждала, что развитие индивидуума не ограничивается лишь влиянием врождённых инстинктивных стремлений и человек сам может меняться и управлять процессом своего становления. Согласно теории Хорни, доминирующей силой в структуре личности является чувство бессознательного беспокойства, которое автор назвала «коренной тревогой». Описывая это чувство, Хорни говорила о переживаниях тревоги и одиночества, которые испытывает каждый младенец, попадая в огромный враждебный мир. Таким образом, она придерживалась мнения Фрейда о противостоянии внешнего мира и человека. Хорни говорила о том, что увеличению уровня коренной тревоги способствуют как равнодушное и холодное отношение родителей к ребёнку, так и их чрезмерная опека.

Такое же большое влияние оказывает и среда, будь она агрессивной и подавляющей или, наоборот, восхваляющей и дружелюбной. Чтобы понять, как два таких противоречивых фактора, как враждебность и восхищение, могут оказывать одинаково негативное влияние на развитие человека, нужно разделят тревогу физиологическую и психологическую.

К физиологической тревоге Хорни относила состояние беспокойства ребёнка, связанное с удовлетворением его базовых физиологических потребностей. В первые недели жизни малыш испытывает постоянное беспокойство.

Покормят ли его, когда он проголодается? Сменят ли мокрые пелёнки? Возьмут ли на ручки, когда ему страшно? Если все эти потребности вовремя удовлетворяются, то постепенно уровень физиологической тревоги снижается. Если нет — эта тревожность остаётся с человеком на всю жизнь и является «отличным» фоном для развития невротических состояний.

Таким образом, чтобы избавиться от физиологической тревоги достаточно обеспечить младенцу бережный уход и окружить его вниманием и заботой. Психологическое беспокойство снять намного сложнее. Это состояние тесно связано с понятием Я-образ, которое в своё время ввела Карен Хорни.

Я-образ, как ключевое понятие в теории личности К.Хорни

Чтобы снизить постоянное чувство психологической тревоги нужно работать над становлением адекватного Я-образа. Хорни говорила о том, что Я-образ состоит из трёх составляющих: Я-идеального, Я-реального и Я-в глазах окружающих.

У нормально развивающейся и устойчивой к неврозам личности все три части совпадают и создают одно целостное Я. Но такое «единство» встречается далеко не у каждого, и чаще всего у человека существует конфликт между отдельными составляющими его образа.

Например, если у личности не совпадают образы Я-идеального и Я-реального, то возникает чувство постоянной неудовлетворённости собой, неуверенности, тревоги. Подобное напряжение может стать причиной развития невроза. К такому же результату приводит и несовпадение Я-реального и Я-в глазах окружающих.

И не имеет значения, думают ли другие люди хуже или лучше о человеке, чем он сам о себе. Именно поэтому и пренебрежение, и восхищение, если они не совпадают с реальным мнением самой личности, увеличивают её уровень тревожности. 

Согласно Хорни, чтобы избежать чувства тревоги, человек использует механизмы психологической защиты.

Именно они позволяют привести к одному общему целому два конфликтующих образа Я-реального и Я-в глазах других людей. Хорни выделяла три основных механизма.

В норме каждый из них помогает снизить тревогу, но если какой-то начинает доминировать, то это приводит к формированию определённого невротического комплекса.

Читайте также:  Условия и факторы возникновения и развития менеджмента - справочник студента

Источник: http://sam-sebe-psycholog.ru/articles/teoriya-lichnosti-karen-horni

Глава 5. Эго-психология и связанные с ней направления в теории личности: Эрик Эриксон, Эрих Фромм и Карен Хорни

⇐ ПредыдущаяСтр 22 из 82Следующая ⇒

Многие исследователи после Фрейда пытались пересмотреть психоанализ, чтобы показать значение эго-процессов и проследить их развитие. Наиболее выдающимся из так называемых эго-психологов был Эрик Эриксон.

Как и для других постфрейдистов, для Эриксона наибольшее значение имело эго и его адаптивные способности в связи с проблемой развития индивидуума. Однако из этого не следует, что в своей теории он пренебрег биологическими или социальными факторами.

По сути дела, Эриксон настаивал на том, что любой психологический феномен может быть понят в контексте согласованного взаимодействия биологических, поведенческих, эмпирических и социальных факторов.

К другим особенностям теоретической ориентации Эриксона относятся следующие: 1) акцент на изменениях, происходящих в процессе развития на протяжении всей жизни человека; 2) упор на «нормальном», или «здоровом», а не на патологическом; 3) особое значение, придаваемое им достижению чувства идентичности; 4) попытки сочетать клинические наблюдения с изучением культурных и исторических факторов в объяснении структуры личности. Описанные Эриксоном «восемь возрастных периодов человека» представляют его наиболее оригинальный и важный вклад в теорию личности. Его попытка показать влияние культуры на развитие личности явилась стимулом для всех, кто изучает поведение человека, разрабатывать новые подходы в изучении главных психологических проблем, с которыми сталкивается сегодня человечество. Мы рассмотрим в этой главе основные идеи Эриксона.

Появлению эго-психологии предшествовал ряд родственных теорий, посвященных, главным образом, влиянию различных аспектов социального и культурного окружения на развитие личности.

Подобно направлениям, представленным Адлером и Эриксоном, в этих теориях была осуществлена попытка поиска новых путей анализа взаимоотношений между родителями и ребенком, изучения процессов мотивации и личности в целом.

Создатели этих теорий отказались от декларированного Фрейдом признания решающего значения инстинктивных сексуальных мотивов в природе человека.

Из этой группы ученых-ревизионистов мы выбрали представителей, наиболее энергично подвергавших сомнению и даже полностью отказавшихся от принципов классического психоанализа: это Эрих Фромм и Карен Хорни. Теоретические взгляды этих двух достойных внимания персонологов мы кратко обсудим в конце главы.

Эрик Эриксон: эго — теория личности

Биографический очерк

Сын отца-датчанина и матери-еврейки, Эрик Эриксон (Erik Erikson) родился в 1902 году в Германии, недалеко от Франкфурта. Его родители развелись еще до его рождения, и мать затем вышла замуж за д-ра Теодора Гомбургера.

Маленькому Эрику в течение нескольких лет не говорили о том, что д-р Гомбургер приходился ему отчимом.

Позже, подписываясь под своими первыми психоаналитическими статьями, Эриксон использовал фамилию отчима, хотя, когда он натурализовался как американский гражданин в 1939 году, он выбрал отцовскую фамилию.

В отличие от других персонологов, упомянутых в этой книге, Эриксон не получил формального высшего образования после окончания школы. Он учился в «гуманистической гимназии» в Германии и, несмотря на то, что был посредственным студентом, преуспевал в изучении истории и искусства.

Вскоре после окончания гимназии, в пику настояниям отчима выбрать профессию врача, Эриксон отправился в путешествие по Центральной Европе. Годом позже он поступил в художественную школу, однако скоро он не смог усидеть на месте и отправился в Мюнхен для обучения в известной Академии художеств.

Спустя два года, Эриксон путешествует по Италии, посещает Флоренцию, загорает и бродит по художественным галереям.

В 1927 году «мораторий» на работу закончился, и он был принят по рекомендации школьного товарища Петера Блоса преподавателем в маленькую экспериментальную американскую школу в Вене. Школа была основана Анной Фрейд для детей, чьи родители обучались психоанализу. Некоторые из молодых студентов Эриксона сами подвергались психоанализу, и «герр Эрик», как его нежно называли, присоединился к ним.

Эриксон начал изучать психоанализ на горном курорте вблизи Вены. Там он, будучи младшим преподавателем, впервые познакомился с семейством Фрейда, а потом был принят кандидатом для занятий в Венском психоаналитическом институте.

С 1927 по 1933 годы Эриксон продолжал изучать психоанализ под руководством Анны Фрейд. Это было его единственное формальное академическое образование, не считая свидетельства, выданного Ассоциацией учителей им.

Марии Монтессори в Вене.

В Вене Эриксон женился на канадке Джоан Серсон, которая тоже посещала экспериментальную школу Анны Фрейд. В 1933 году семья Эриксона (включая двоих сыновей) отправилась в Копенгаген, где Эриксон попытался получить гражданство и помочь созданию в этой стране центра обучения психоанализу.

Когда стало ясно, что эта идея неосуществима, семья эмигрировала в Соединенные Штаты и поселилась в Бостоне, где годом раньше было основано психоаналитическое общество. Следующие два года Эриксон практиковал в Бостоне, специализируясь в лечении детей.

Он также был штатным сотрудником клиники Генри Мюррея в Гарварде и занимал должность научного сотрудника по психологии в отделении нейропсихиатрии Гарвардской медицинской школы.

Эриксона даже зачислили кандидатом на соискание степени доктора по психологии в Гарварде, но он отказался от этой научной программы после неудач на первом курсе.

В 1936 году Эриксона приняли на должность преподавателя в медицинскую школу Йельского университета.

В 1938 году он предпринял экспедиционную поездку в резервацию Пайн-Ридж в Южной Дакоте с целью наблюдения за воспитанием детей у индейцев племени сиу.

С этого исследования начался интерес Эриксона к изучению влияния культуры на развитие ребенка — тема, которой он уделял много внимания в дальнейшей профессиональной работе.

В 1939 году Эриксон направился в Калифорнию, где подвел итоги своей аналитической работы с детьми и углубился в антропологию и историю. С 1942 года он — профессор психологии в Университете Беркли, Калифорния.

С этого времени начался интенсивный период глубоких клинических наблюдений и размышлений; Эриксон становится главной фигурой в области психоанализа.

Однако его деятельность в должности профессора в Беркли закончилась, когда он отказался присягнуть на лояльность во время антикоммунистической кампании.

Позднее он был восстановлен в должности как политически благонадежный гражданин, но предпочел отказаться из солидарности с теми, кто обвинялся в этом же «преступлении». Свою первую книгу «Детство и общество» он опубликовал в 1950 году (она была переработана и переиздана в 1963 году).

Благодаря этой работе он скоро получил мировое признание как ведущий представитель эго-психологии.

В 1951 году Эриксон поступил в Центр Остен Риггс в Стокбридже, штат Массачусетс, — частный центр восстановительной терапии для подростков с психическими нарушениями.

Эту работу он совмещал с преподаванием в должности профессора в разных университетах США.

В течение следующего десятилетия его труды и исследования вылились в теорию психосоциального развития, первоначально сформулированную в книге «Детство и общество».

В 1960 году, после года работы в Центре передовых исследований в области бихевиоральных наук в Пало-Альто, штат Калифорния, Эриксон снова возвратился в Гарвард, где проработал до 1970 года.

После ухода из Гарварда Эриксон продолжал уделять много времени применению своей схемы жизненного цикла человека к изучению известных исторических личностей и американских детей, преимущественно из групп социальных меньшинств.

Его великолепное психобиографическое исследование истоков идеи Ганди о непротивлении злу насилием «Истина Ганди» (1969) получило Пулитцеровскую премию и Национальную книжную премию в области философии и религии.

Кроме этого, он опубликовал еще три важных книги: «Молодость Лютера: психоаналитическое и историческое исследование» (1958), «Инсайт и ответственность» (1964а); «Идентичность: кризис юности» (1968а), а также второе издание «Юность: изменение и вызов» (1963b).

Роберт Коулз, психиатр из Гарварда и студент Эриксона, подтвердил признание достижений своего наставника в области теории и практики психоанализа в монографии «Эрик Эриксон: плоды трудов» (Coles, 1970).

Несмотря на уже немолодой возраст, Эриксон до своей смерти (в 1994 году) продолжал активную деятельность в Центре Эриксона в Кембридже, штат Массачусетс. В число его недавних публикаций вошли: «В поисках общей почвы» (1973); «История жизни и исторический момент» (1975); «Игрушки и рассуждения: стадии ритуализации опыта» (1977); «Идентичность и жизненный цикл» (1979); «Зрелость» (1978); «Целостный жизненный цикл» (1982); «Жизненная вовлеченность в старости» (1986).

⇐ Предыдущая17181920212223242526Следующая ⇒

Рекомендуемые страницы:

Источник: https://lektsia.com/3×1650.html

Гуманистический психоанализ Э. Фромма и неофрейдизм (Г. Салливан, К. Хорни, Э. Берн)

Имя Э. Фромма (1900-1980) ассоциируется у большинства исследователей с так называем фрейдо-марксизмом. И в самом деле, с ранних лет на Э. Фромма обе эти фигуры оказали значительное влияние: идеи К. Маркса – в осознании зависимости развития индивида от политической и социальной организации общества, а идеи З.

Фрейда – в направлении, касающемся признания воздействия ранних детских впечатлений и семьи в целом на психическое и личностное развитие. Э.

Фромму принадлежит ряд понятий, повлиявших на развитие представлений о современном обществе и оказавших формирующее влияние на идею необходимости психотерапии не отдельной личности, а целого общества.

Отказавшись от фрейдовского понятия «либидо» и выдвинув во главу угла социальные и культурные условия, определяющие личностное развитие, Э. Фромм, вместе с тем полагал, что процесс развития связан с удовлетворением базисных, экзистенциальных потребностей. Согласно Э. Фромму, эти потребности таковы.

Потребность в привязанности, которая, в свою очередь, может быть конструктивной или деструктивной. Так, потребность в привязанности может удовлетворяться через подчинение или доминирование (мазохистским или садистским образом). Утверждая, что данная потребность, являющаяся производной от условий существования человека, носит симбиотический характер, Э.

Фромм выводил социальные бедствия – такие, как наркомания или тирания – из доминирования той или иной тенденции в удовлетворении данной потребности. Основное отличие указанных деструктивных способов удовлетворения потребностей в привязанности Э. Фромм видел в отсутствии любви. Конструктивный способ Э. Фромм связывал с понятием «зрелая любовь».

Основные составляющие «зрелой любви» – забота, уважение и знание.

Потребность в трансценденции. Данная потребность выводится Э. Фроммом из постулирования творческого характера человеческой природы, в соответствии с которым человек, сталкиваясь с противоречиями жизни, преодолевает свою пассивность и трансформирует энергию творчества в созидание или разрушение. По Э.

Фромму, признак человека бессильного – разрушительная активность, в которую трансцендирует неспособность созидания, реализуя потребность в трансценденции. Э. Фромм утверждал, что природа человеческой потребности в трансцендировании двойственна, она совмещает потенции счастья и способность к саморазрушению.

Потребность в укорененности. Потребность выведена Э. Фроммом из традиций первобытного общества (матриархального и патриархального), а также из положения классического психоанализа о наличии инцестуозных связей между матерью и ребенком. Согласно Э.

Фромму, фундаментальнейшая психологическая связь у человека со своей матерью: «мать – это пища, мать – это любовь». Быть любимым ею – значит быть живым, быть укорененным, быть дома. Отличие от З. Фрейда здесь в том, что Э.

Фромм отказывается от акцента на сексуальности коренных связей и обращает внимание на их иррациональную, аффективную природу.

Потребность в укорененности, по Э. Фромму, носит универсальный общечеловеческий характер и чрезвычайно важна для психологической защищенности индивида.

Потребность в самоопределении. Иногда ее можно называть «потребностью в персонализации». Э. Фромм подчеркивал необходимость развития самосознания и отстаивания своего индивидуального «Я» с позиций опыта и знания обретенных в самостоятельной жизненной активности. Э. Фромм выражал обеспокоенность растущим «стадным конформизмом», при котором человек отказывается от собственного «Я».

Потребность в ориентации. Поскольку Э. Фромм считал, что человек – существо, нуждающееся в определении смысла собственной жизни, он выделил в качестве уровня продуктивной жизни необходимость (потребность) в перспективе развития. По Э.

Фромму, «каркас» ориентаций и приверженностей складывается в раннем детстве, когда человек научается использовать воображение и рассуждение для преодоления трудностей. Для Э.

Фромма приверженность означает соблюдение гуманистической этики, в которой высшая ценность и добродетель – человеческое существование.

Соответственно выделяются две ориентации – продуктивная (связанная с самоопределением, реализацией и развитием личностного потенциала, способностью к «зрелой любви») и непродуктивная (потребительская, агрессивно-нечистоплотная, стяжательская и рыночная, при которой другие используются как объекты).

Следует подчеркнуть, что Э. Фромм всегда был более известен как теоретик и публицист, чем как практикующий психолог. Ценность его разработок для нашего анализа в том, что они позволяют более полно представить себе картину развертывания психодинамического направления в плане теории, а также увидеть пути, которыми психотерапия эволюционировала в направлении от личностной к социальной.

Теория межличностных отношений Г. Салливана (1892-1949)

Теоретическая и практическая деятельность Г. Салливана связана прежде всего с использованием, хотя и переосмысленным, основных понятий классического психоанализа и аналитической психотерапии.

«Психическая энергия», «раннее формирование», «знак», «символ», «персона» – этими терминами пестрят работы Г. Салливана. Однако объем и содержание понятий, зафиксированных заимствованной терминологией, имеют у Г.

Салливана другой, межличностнои социально-ориентированный смысл.

В центре концепции Г. Салливана находится понятие «динамизм», под которым подразумевается «относительно устойчивая структура распределения энергии», в частности, в межличностных отношениях. Согласно Г. Салливану, существуют две широкие категории «динамизма»: зональный динамизм (физическая активность – еда, питье, выделения и т.п.

) и межличностный динамизм (от отношения к самому себе до отношения к другим, к группе, к социальным классам, даже к нации). Особую роль Г. Салливан отводил языку как способу использования знаков и символов, а также раннему опыту, составляющему основу персонализации, т.е. построения индивидуального, неповторимого динамизма. Наряду с понятием персонализации. Г.

Салливан использовал и понятие «персонификация», трактовавшееся как фантастическое воплощение в какой-либо образ значимых переживаний (от детского «деда Бабая» до фольклорного Деда Мороза). Ученый и практик, Г. Салливан полагал, что стереотипы сознания суть персонификации определенной группы людей, взятой в целом: персонифицируются также социальные институты, национальные общности и т.

д. (ср. «дядя Сэм», «Родина-мать» и т.п.). Персонификация, по Г. Салливану, связана с пробуждением осознания собственного тела и потребностью воплощения образа себя в некую вещественную конкретность. Многие культурные стереотипы есть не что иное, как персонификация или комплекс персонификаций. Основные разновидности персонификаций – персонификация себя и персонификация других.

Отсюда важное положение Г. Салливана об «иллюзии личной мотивации». По Г. Салливану, важнейшим динамизмом выступает «межличностное отношение», а также «ситуация» (в иной терминологии – «личная ситуация»). Последние бывают «соединительные» и «разъединительные». Причем личность невозможно отъединить от ситуации. Г.

Салливан писал: «Насколько я знаю, каждый человек имеет столько личностей, сколько у него межличностных отношений, а многие из наших межличностных отношений есть не что иное, как действия с воображаемыми людьми…, которые для нас не менее реальны, чем клерк из лавки на углу…».

Весьма ценным представляется положение о влиянии на межличностную ситуацию из двух участников воображаемых «третьих лиц», которых те привносят в свое сознание. Г. Салливан выделил три группы потребностей: физические, межличностные (безопасность, близость, любовь) и потребность в перемене состояния (например, от сна к бодрствованию), неудовлетворенность которых приводит к напряженности.

Особо выделялась потребность в самоуважении как разновидность потребности в безопасности. Отсюда особое внимание к партнерской и сотруднической позиции клиентов, проблематику которых Г. Салливан склонен был трактовать как нарушение в динамизме межличностных отношений.

Психотерапевтической тактике Г. Салливана свойственно использование феномена «переноса», концепции «сопротивления» и склонность работать с клиентами, испытывающими тревожность. «Когда нет тревожности, – писал Г. Салливан, – настоящей ситуации собеседования не существует». Внимание Г.

Салливана к социальным аспектам психологической адаптации позволило ему сформулировать концепцию психотерапевтического сообщества по принципу «на полпути к дому», что явилось одной из предпосылок возникновения особой групповой психотерапии для алкоголиков и наркоманов («Анонимные алкоголики»).

В заключение отметим, что хотя Г. Салливан обосновал собственную личностную типологию, в основе которой – преобладание той или иной психологической проблематики (например, «вечный подросток», «негативист», «заика» и т.п.

), он все же придерживался гипотезы, которую изложил следующим образом: «Мы полагаем, что каждый в гораздо большей степени человек, чем что-либо иное, и аномалии межличностных ситуаций, поскольку они не производные от языка или обычаев, являются функцией различий и относительной зрелости включенных в них лиц».

К. Хорни и новейшие течения

К. Хорни (1885-1952), как и Э. Фромм, эмигрировала в США в начале 1930-х годов, принеся с собой традиции и взгляды З. Фрейда и А. Адлера. Однако уже в 1941 г.

Читайте также:  Организация как система - справочник студента

после бурной сессии в Нью-Йоркском психоаналитическом институте К.

Хорни вышла из психоаналитического общества и основала свой собственный Американский институт психоанализа, среди членов которого вскоре оказались Э. Фромм и Г. Салливан.

В центре концепции К. Хорни – понятие «самореализации», отражающее внутренее влечение к положительному развитию личностного потенциала. Соответственно, когда это стремление нарушается (в трактовке К. Хорни внешними, социальными, как правило, препятствиями) человек становится невротиком, переживающим внутренний конфликт.

Основные понятия концепции К. Хорни

Базисная тревога в результате нарушения межличностных отношений в детстве; движение к людям (в поисках помощи); движение против людей (агрессивная ориентация) и движение от людей (избегание других) и «идеализированный образ», т.е. Я-концепция, в которой индивид льстит себе, завышая свои нормы и тем самым уходя от реальности. В центре концепции К.

Хорни – психологическая помощь невротику. Поведение невротика описывается в терминах притязаний (завышенных, нереалистичных), долженствований (в форме чрезмерных требований соответствия какой-либо норме и себе) и защитных механизмов (общих для всей психодинамической парадигмы, плюс изоляция, жесткий самоконтроль и цинизм как защита от моральных ценностей).

К. Хорни разработала полезный для практикующего психолога перечень основных невротических симптомов:

  1. непоследовательность и нерешительность поведения;
  2. подчеркнутая безнадежность;
  3. боязнь перемен;
  4. постоянное настаивание на собственной правоте (как защита от внутренних конфликтов);
  5. стыдливость и робость;
  6. мстительность или садизм в поведении;
  7. значительная усталость (в результате растрат энергии на внутренние конфликты).

Цель психотерапии в концепции К. Хорни – помочь в решении подавленных внутренних конфликтов для высвобождения внутренних же конструктивных сил роста и развития. Психотерапия построена как процесс обучения.

Клиент узнает, что невротическое решение конфликта повышает фрустрацию и самообвинение; что невротик, который движется к людям, скрывает враждебность и себялюбие под желанием ублажать других; что невротик, движущийся против людей, на самом деле не осознает своей беспомощности и т.д.

Сам процесс психотерапии строится с использованием психоаналитических техник, включая интерпретацию снов и перенос.

Таким образом, в концепции К. Хорни легко узнаваемы понятия и идеи ранних этапов психоаналитического подхода (например: «идеализированный образ» – «комплекс превосходства»; «агрессивность» и «беспомощность» – «реакция формации» и т.д.).

К тому же понятие самореализации заимствовано у К. Юнга (индивидуация). Тем не менее, важно другое, а именно: К.

Хорни окончательно перенесла проблематику психологической помощи в социум, ее понятие «невротик» носит не медицинский, а социально-психологический, личностно-ориентированный характер.

Из новейших представителей психодинамического подхода заслуживают упоминания Х. Слогниц и Б.

Марголис, чьи исследования и практика работы в 1970-е и 1980-е годы внесли ценный вклад в проблематику психологической помощи клиентам, традиционно не принимавшимся ранее в работу, в частности, нарциссическим, с недостаточно высоким культурным уровнем, а также – в решении проблем в социальной области и в области эмоционального образования.

Таким образом, психодинамическая парадигма в консультативной психологии нашла и находит широкое применение практически во всех направлениях, связанных с психологической помощью.

Постоянно развиваясь и обогащаясь, данное направление знаменательно двумя особенностями: своей ролью в возникновении практической психологии и явной тенденцией двигаться от клинической личностной к социальной психотерапии.

Трансактный анализ Э. Берна (1910-1970)

Одна из наиболее популярных психотерапевтических концепций, трансактный анализ, т.е. анализ взаимодействий, Э. Берна, стал широко известным еще в 1960-е годы, когда одна за другой вышли книги Э. Берна, завоевавшие статус бестселлеров практически во всем мире.

Эклектическая по своей композиции, концепция Э. Берна вобрала в себя идеи и понятия психодинамического и бихевиорального подходов, сделав акцент на определении и выявлении когнитивных схем поведения, которые программируют (реализуют «сценарий») взаимодействие личности с собой и с другими.

Исходные предпосылки и основные понятия

Концепция Э. Берна исходит из способности индивида осознать свое поведение и отделить неадекватные его структуры («паттерны») от себя. Поскольку у человека есть право выбора, он может стать независимым от своего прошлого, от навязанных ему стереотипов поведения и тем самым изменить судьбу («жизненный сценарий»).

Вообще, отличие концепции Э. Берна от других состоит – это следует подчеркнуть особо – в том, что он не фиксирует внимание и усилия на отдельных поведенческих структурах, а апеллирует к гораздо более значимым и длительным формам и последствиям поведения.

Речь, в конечном итоге, идет о судьбе человека, и даже не только о его личной судьбе, а о судьбе целого его рода, так как сценарий жизни – на то и сценарий, что подчиняет себе, своей программе жизнь нескольких поколений в семье. Иначе говоря, в концепцию Э. Берна включены также отношения со временем.

Есть даже специальная трансакция – «структурирование времени». Рассмотрим ключевые понятия концепции.

В центре концепции – понятие «эго-состояние». Таких эго-состояний Э. Берн выделяет три: родитель, ребенок и взрослый. «Родитель» – это эго-состояние с интериоризованными рационализированными нормами долженствований, требований и запретов.

«Ребенок» – эго-состояние импульсивного, эмоционального реагирования со спонтанным (хотя оно может при этом варьировать – от беспомощного до протестующего) поведением.

«Взрослый» – эго-состояние, которое воплощает в себе как бы объективную, рассудительную и вместе с тем эмпатическую, доброжелательную часть личности.

Согласно Э. Берну, осознание клиентом своего актуального эго-состояния – первый шаг к изменению поведения в сторону его оптимизации.

Детально разработанная концепция Э. Берна со своим языком, своей базисной терминологией предлагает еще целый ряд понятий, существенных для понимания того, что, по Э. Берну, происходит между людьми при общении. Вот краткое описание этой терминологии.

«Игра» – фиксированный и неосознаваемый стереотип поведения, в котором личность стремится избегнуть близости – полноценного контакта – путем манипулятивного поведения. Примеры игр: «Да, но…»; «Ах, если бы не ты…»; «Какой я несчастный…»; «Смотри, что ты сделал со мной…» и т.п.

«Поглаживания» – трансакции, направленные на индуцирование положительных или отрицательных чувств. Различают поглаживания позитивные («Вы мне симпатичны»), негативные («Ты мне неприятен»); условные («Ты бы мне больше нравился, если бы… «) и безусловные («Я принимаю тебя таким, какой ты есть»).

«Вымогательство» – способ поведения, с помощью которого люди реализуют привычные установки, вызывая у себя отрицательные чувства и как бы требуя своим поведением, чтобы их успокаивали. «Вымогательство» — это обычно то, что получает инициатор игры в ее конце.

«Запреты и ранние решения» – одно из ключевых понятий трансактного анализа, означающее послание, передающееся в детстве от родителей к детям, из эго-состояния «ребенок» в связи с тревогами, заботами и переживаниями родителей. Эти запреты можно сравнить с устойчивыми матрицами поведения и т.п. В ответ на эти послания ребенок принимает то, что называется «ранние решения», т.е. формулы поведения, вытекающие из «запретов».

Примеры запретов и ранних решений:

«Не высовываться» – «Надо быть незаметным, иначе будет плохо» или «А я буду высовываться!», или «Я буду делать, что захочу, и всегда!».

«Жизненный сценарий» – явная аналогия со «стилем жизни» А. Адлера, включает в себя: родительские послания (запреты), ранние решения (в ответ на них), игры, которые реализуют ранние решения, вымогательства, которыми оправдываются ранние решения и к тому же ожидания и предположения о том, чем закончится пьеса жизни.

Бондаренко А.Ф. Психологическая помощь: теория и практика. – Изд. 3-е, испр. и доп. – М.: Независимая фирма «Класс», 2001. – 336 с.

Похожие материалы в разделе Психотерапия:

Источник: https://Psylist.net/psytera/00094.htm

Теории личности. — Эрик Эриксон: эго — теория личности

Страница 14 из 42

Эрик Эриксон: эго — теория личности.

Эриксон строил свою теорию исключительно в связи с развитием эго. Хотя он неизменно настаивал на том, что его идеи не более, чем дальнейшее систематическое продолжение концепции Фрейда о психосексуальном развитии в свете новых открытий в социальных и биологических науках. Однако Эриксон реши­тельно отошел от классического психоанализа по четырем важным пунктам.

Во-первых, в его работе отчетливо виден решительный сдвиг акцента от ид к эго, что сам Фрейд лишь частично признавал в последние годы своей деятельности. С позиции Эриксона, скорее именно эго составляет основу поведения и функци­онирования человека.

Он рассматривал эго как автономную структуру личности, основным направлением развития которой является социальная адаптация; параллельно идет развитие ид и инстинктов.

Подобный взгляд на природу чело­века, названный эго-психологией,радикально отличается от раннего психодина­мического мышления тем, что эго-психология описывает людей как более рацио­нальных и поэтому принимающих осознанные решения и сознательно решаю­щих жизненные проблемы.

В то время как Фрейд считал, что эго борется, пытаясь разрешить конфликт между инстинктивными побуждениями и мораль­ными ограничениями, Эриксон доказывал, что эго — это автономная система, взаимодействующая с реальностью при помощи восприятия, мышления, внима­ния и памяти. Уделяя особое внимание адаптивным функциям эго, Эриксон считал, что человек, взаимодействуя с окружением в процессе своего развития, становится все более и более компетентным.

Во-вторых, Эриксон развивает новый взгляд относительно индивидуально­го взаимоотношения с родителями и культурным контекстом, в котором существует семья.

Если Фрейда интересовало влияние родителей на становление личности ребенка, то Эриксон подчеркивает исторические условия, в которых формируется эго у ребенка.

Он основывается на результатах наблюдений за людьми, принадле­жащими к различным культурам, чтобы показать: развитие эго неизбежно и тесно связано с меняющимися особенностями социальных предписаний и системой цен­ностей.

В-третьих, теория развития эго охватывает все жизненное пространство инди­видуума (т.е. от младенчества до зрелости и старости). Фрейд, напротив, огра­ничился влиянием ранних детских переживаний и не уделял внимания вопросам развития за пределами генитальной стадии.

И наконец, в-четвертых, у Фрейда и Эриксона различные взгляды на природу и разрешение психосексуальных конфликтов. Целью Фрейда было раскрытие сущности и особенностей влияния на личность неосознаваемой психической жиз­ни, а также объяснение того, как ранняя травма может привести к психопатологии в зрелости.

Эриксон, наоборот, видел свою задачу в том, чтобы привлечь внима­ние к способности человека преодолевать жизненные трудности психосоциаль­ного характера. Его теория ставит во главу угла качества эго, т.е. его достоинства, раскрывающиеся в различные периоды развития.

Возможно, это последнее разли­чие является ключевым для понимания концепции Эриксона об организации и развитии личности.

Фрейдовскому фаталистическому предупреждению о том, что люди обречены на социальное угасание, если отдадутся своим инстинктивным стремлениям, противостоит оптимистическое положение о том, что каждый лич­ный и социальный кризис представляет собой своего рода вызов, приводящий индивидуума к личностному росту и преодолению жизненных препятствий. Зна­ние того, как человек справлялся с каждой из значимых жизненных проблем или как неадекватное разрешение ранних проблем лишило его возможности справ­ляться с дальнейшими проблемами, составляет, по мнению Эриксона, единствен­ный ключ к пониманию своей жизни.

Пока мы касались только основных теоретических расхождений между Эриксоном и Фрейдом. Однако стоит отметить, что существуют и вопросы, по которым между ними существует согласие. Например, оба теоретика сходятся в том, что стадии развития личности предопределены, а порядок их прохождения является неизменным.

Эриксон также признает биологические и сексуальные основы всех более поздних мотивационных и личностных диспозиций, а также принимает фрейдовскую структурную модель личности (ид, эго, суперэго).

Однако, несмотря на наличие сходных положений, многие персонологи считают, что теоретические посылки Эриксона отличаются от таковых в классическом психоанализе.

Эпигенетический принцип.

Центральным для созданной Эриксоном теории развития эго является положе­ние о том, что человек в течение жизни проходит через несколько универсальных для всего человечества стадий. Процесс развертывания этих стадий регулируется в соответствии сэпигенетическим принципом созревания. Под этим Эриксон по­нимает следующее:

1) в принципе личность развивается ступенчато, переход от одной ступени к другой предрешен готовностью личности двигаться в направлении дальнейшего роста, рас­ширения осознаваемого социального кругозора и радиуса социального взаимодей­ствия;

2) общество в принципе устроено так, что развитие социальных возможнос­тей человека принимается одобрительно, общество пытается способствовать сохранению этой тенденции, а также поддерживать как надлежащий темп, так и правильную последователь­ность развития.

В книге «Детство и общество» (1963) Эриксон разделил жизнь человека на восемь отдельных стадий психосоциального развития эго (как говорят, на «восемь возрастов человека»). Согласно его утверждению эти стадии являются результа­том эпигенетически развертывающегося «плана личности», который наследуется генетически.

Эпигенетическая концепция развития базируется на представлении о том, что каждая стадия жизненного цикла наступает в определенное для нее время («критический период»), а также о том, что полноценно функционирую­щая личность формируется только путем прохождения в своем развитии после­довательно всех стадий.

Кроме того, согласно Эриксону каждая психосоциаль­ная стадия сопровождается кризисом — поворотным моментом в жизни индиви­дуума, который возникает как следствие достижения определенного уровня психологической зрелости и социальных требований, предъявляемых к индиви­дууму на этой стадии.

Иначе говоря, каждая из восьми фаз жизненного цикла человека характеризуется специфичной именно для данной фазы («фазоспецифи­ческой») эволюционной задачей — проблемой в социальном развитии, ко­торая в свое время предъявляется индивидууму, но не обязательно находит свое разрешение.

Характерные для индивидуума модели поведения обусловле­ны тем, каким образом в конце концов разрешается каждая из этих задач или как преодолевается кризис. Конфликты играют жизненно важную роль в тео­рии Эриксона, потому что рост и расширение сферы межличностных отноше­ний связаны с растущей уязвимостью функций эго на каждой стадии.

В то же время он отмечает, что кризис означает «не угрозу катастрофы, а поворотный пункт, и тем самым онтогенетический источник как силы, так и недостаточной адаптации».

Каждый психосоциальный кризис, если рассматривать его с точки зрения оценки, содержит и позитивный, и негативный компоненты. Если конфликт разрешен удовлетворительно (т.е.

на предыдущей стадии эго обогатилось новыми положительными качествами), то теперь эго вбирает в себя новый пози­тивный компонент (например, базальное доверие и автономию), и это гарантирует здоровое развитие личности в дальнейшем.

Напротив, если конфликт остается неразрешенным или получает неудовлетворительное разрешение, развивающему­ся эго тем самым наносится вред, и в него встраивается негативный компонент (например, базальное недоверие, стыд и сомнения).

Хотя на пути развития лично­сти возникают теоретически предсказуемые и вполне определенные конфликты, из этого не следует, что на предшествующих стадиях успехи и неудачи обязатель­но одни и те же. Качества, которые эго приобретает на каждой стадии, не снижают его восприимчивости к новым внутренним конфликтам или меняющимся услови­ям. Задача состоит в том, чтобы человек адекватно разрешал каждый кризис, и тогда у него будет возможность подойти к следующей стадии развития более адаптивной и зрелой личностью.

Все восемь стадий развития в психологической теории Эриксона представле­ны в табл. 1.

В крайнем левом столбце перечислены стадии; во втором столбце указан приблизительный возраст их наступления; в третьем противопоставлены позитивные и негативные компоненты каждой стадии; в крайнем столбце справа перечислены сильные стороны эго или его достоинства, приобретаемые благодаря успешному разрешению каждого кризиса. В соответствии с принципом эпигенезиса каждая стадия основывается на разрешении и интеграции предшествовавших психосоциаль­ных конфликтов. Эриксон выдвинул предположе­ние, согласно ко­торому все кризисы в той или иной степени имеют место с самого начала постнатального периода жизни человека и для каждого из них есть приори­тетное время наступления в генетически обусловленной последовательности развития.

Полагая, что перечисленные восемь стадий представляют собой универсаль­ную особенность человеческого развития, Эриксон указывает при этом на куль­турные различия в способах разрешения проблем, присущих каждой стадии.

Например, ритуал посвящения в юноши существует во всех культурах, но очень широко варьирует и по форме проведения, и по влиянию на человека. Более того, Эриксон считает, что в каждой культуре наличествует «решающая коорди­нация» между развитием индивидуума и его социальным окружением.

Речь идет о координации, называемой им «зубчатым колесом жизненных циклов» — зако­не согласованного развития, согласно которому развивающейся личности обще­ство оказывает помощь и поддерживает ее именно тогда, когда она особенно в этом нуждается.

Таким образом, с точки зрения Эриксона, потребности и воз­можности поколений переплетаются. Эта сложная модель обоюдной зависимости между поколениями отражена в его концепции взаимозависимости.

Источник: https://libsib.ru/obschaya-psichologiya/teorii-lichnosti/erik-erikson-ego-teoriya-lichnosti

Ссылка на основную публикацию