Когнитивная психология келли — справочник студента

Долли возвращается домой в симпатичных коротких шортиках, которые издали вполне можно принять за элемент нижнего белья. Например, так вышло с миссис Смит, высматривающей девушку из окна.

Вердикт миссис Смит прост – девушка ведет далекий от высоких моральных принципов образ жизни, а количество ее молодых людей, мягко говоря, избыточное. Но как шорты и их длина связаны с нравственностью человека? Для самой Долли, может, и нет никакой связи.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!

Оценим за полчаса!

А вот миссис Смит обладает своим собственным личностным конструктом, который позволил ей недвусмысленно – и непечатно – оценить соседку.

Что такое личностный конструкт и как он появляется?

Личностный конструкт, по теории американского психолога Джорджа Келли – это абстракция или обобщение из предшествующего опыта, создаваемого личностью классификационно-оценочного эталона и проверяемого ею на собственном опыте [1].

Проще говоря, конструкт – это наше собственное определение, помогающее оценивать те или иные явления или ситуации и работающее как своеобразный «ярлык».

Обязательным свойством любого конструкта является его дихотомичность – биполярность, наличие двух полюсов:

  • Полюс сходства (другое название – эмерджентный) – задействуется, когда два сравниваемых объекта, явления или человека чем-то схожи и напоминают друг друга по сравниваемым характеристикам.
  • Полюс контраста (имплицитный) – сравниваемые объекты совершенно различаются по сравниваемым параметрам.

Келли не углублялся в исследования истоков появления и различий конструктов у людей – он лишь отмечал, что для формирования конструкта необходимо как минимум три наблюдаемых объекта, два из которых похожи, а один – кардинально от них отличается.

Однако сейчас мы с уверенностью можем констатировать факт – основой конструктов становится жизненный опыт человека. Наши наблюдения за различными событиями жизни дают в результате некоторую систему, картину мира с общим сводом причинно-следственных связей.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!
Читайте также:  Генеральная и выборочная совокупности, выборки - справочник студента

Оценим за полчаса!

Разумеется, у каждого опыт субъективен – оттого подчас так разнятся и конструкты.

Возвращаясь к примеру, описанному в вводном абзаце – миссис Смит, опираясь на свой жизненный опыт, невысоко оценила Долли и ее одежду.

Однако модный дизайнер, живший в доме напротив, восхитился стилем девушки и про себя назвал ее «элегантной». А сама Долли просто предпочитает «простую и удобную» одежду.

И, да – все это тоже личностные конструкты, различность которых, как мы видим, иногда доходит до предела.

Фундаментальный Постулат теории

Когнитивная психология Келли - Справочник студента

Поясним – человек всецело направлен на выработку умения прогнозировать события для упрощения своей жизни. Конструкты служат человеку средством «прогноза», маркером, ярлычком, которым мы пользуемся исходя из своего опыта. Это удобно – чтобы не изобретать велосипед всякий раз, как в нашу картину мира «грозит» вписаться что-то новое. Но человеку не нужны личностные конструкты, с помощью которых нельзя спрогнозировать хотя бы примерное развитие событий. Конструкт не будет использоваться (либо придется основательно его перекроить), если он ненадежен и не подтвердился в ходе личного опыта. Это называется «проницаемостью» – степенью предсказуемости и возможности объяснения событий при использовании какого-либо конструкта.

Характеристики личностных конструктов:

  • «Проницаемость», о которой мы говорили выше.
  • Фокус применимости – та ситуация, в которой применяется конструкт. Для конструкта «умный-глупый» – ситуация, в которой нужно быстро чему-то обучиться и воспроизвести навык, вполне может являться фокусом применимости.
  • Диапазон применимости – сколько событий может охватить для объяснения один конструкт. Например, в качестве «хорошего-плохого» может оцениваться человек, поступок, вещь, черта характера… А вот «сухой-мокрый» – это конструкт с намного меньшим диапазоном применимости. Им, вероятно, мы оценим только степень влажности какого-то материального объекта – и никак не поступок или ситуацию.
  • Дж. Келли отмечал, что у любой личности, чье психическое развитие вписывается в рамки нормы, отмечается:
  • 1) Стремление оценивать свои конструкты и проверять правильность своих интерпретаций поведения и отношений к другим людям.
  • 2) Установка на изменение конструктов в случае их прогностической неэффективности.
  • 3) Желание расширять диапазон, объём и охват своей конструктной системы.
  • 4) Хорошо развитый репертуар социальных ролей [3, с.186-187].

Когнитивная психология Келли - Справочник студента

«Нужны ли конструкты вообще?» — возможно, задастся вопросом читатель. В настоящее время, когда стереотипное мышление считается моветоном и все активнее отвергается обществом, этот интерес вполне понятен. Ведь теория личностных конструктов, в открытую постулирующая, что все мы каждый день пользуемся ярлыками, также может вызвать некоторое неприятие, если как следует не разобраться.

Давайте подумаем, почему конструкты нам нужны:

  • 1) Мы не сможем – да и незачем – для каждой новой ситуации изобретать свое понимание, определение и оценку. От этого будет страдать наша система внутренних и внешних норм и правил поведения – ведь оценить что-либо мы уже не сможем. А теперь представьте, как исчезновение конструктов «честный-лживый», «законный-противозаконный» и иных повлияет на мир в целом!
  • 2) Конструкты – великолепный органайзер памяти. Без них мы едва ли вспомним и сможем что-то рассказать. Ухудшится скорость и качество мышления, наше умение идентифицировать события и людей.
  • 3) Личностные конструкты – это яркие краски, противоположности и контрасты, которые дают нам одновременно и пристрастность, и наиболее полную картину мира. Вся жизнь без них превратится для нас в одно сплошное серое пятно без полюсов и контрастов.

Теория личностных конструктов как раз акцентирует мысль на биполярности всего в этом мире – и их самих в частности. Личностные конструкты могут значительно облегчить нашу жизнь – но могут и упростить ее до банального прикрепления ярлыка. Они могут использоваться и для определения своего мнения, и ровно с тем же успехом – для однобокого суждения.

Однако существует ли один полюс без другого, противоположного – и, если да, смогли бы мы это определить, не имея необходимой контрастности мышления? К примеру, «добро-зло» — древнейший из известных человечеству конструкт с, пожалуй, самым широким фокусом и диапазоном применения.

Список использованных источников:

  • 1. Горностай П., Титаренко Т. Психология личности: словарь-справочник. — Житомир: Рута, 2001. — 329 с.
  • 2. Келли Дж. Психотерапия конструктивного альтернативизма: психология личностной модели, в Сб.: Техники консультирования и психотерапии / Сост.: У.С. Сахакиан. — М.: «Апрель-пресс»; «Эксмо-пресс», 200
  • 3. Маланов С.В., Методологические и теоретические основы психологии. — Воронеж: НПО «МОДЭК», 2005 г. — 336 с.

Юлия Матыченко, педагог-психолог, МБОУ Кадетская СОШ2, г. Рубцовск

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна

Если вы заметили ошибку или опечатку в тексте, выделите ее курсором и нажмите Ctrl + Enter Не понравилась статья? Напиши нам, почему, и мы постараемся сделать наши материалы лучше!

Источник: https://PsychoSearch.ru/teoriya/determin/425-teoriya-lichnostnykh-konstruktov-dzhordzha-kelli

Джордж Келли — Психологос

Когнитивная психология Келли - Справочник студента

Джорж Александер Келли (1905—1966) — американский психолог.

Автор концепции “личностных конструктов”, согласно которой организация психических процессов личности определяется тем, как она предвосхищает (“конструирует”) будущие события (“Психология личностных конструктов”, 1955).

Человек трактовался Келли как исследователь, постоянно строящий свой образ реальности посредством индивидуальной системы категориальных шкал — личностных конструктов — и выдвигающий, исходя из этого образа, гипотезы о будущих событиях.

Неподтверждение этих гипотез ведет к большей или меньшей перестройке системы конструктов, позволяющей повысить адекватность последующих предсказаний.

Келли разработал методический принцип “репертуарных решеток”, с помощью которого были созданы методики диагностики особенностей индивидуального конструирования реальности, нашедшие применение в разных областях психологии.

Как психотерапевт, Дж. Келли работал в русле когнитивной терапии, являясь ее по сути основателем. Смотри →

Дж. Келли и когнитивная психотерапия

Начало когнитивной терапии связывается с деятельностью Джорджа Келли (Ch. L. Doyle, 1987). В 20-х годах Джордж Келли использовал в своей клинической работе психоаналитические интерпретации.

Его изумляло то, с какой легкостью пациенты принимали фрейдовские концепции, которые сам Келли находил абсурдными.

В качестве эксперимента Келли начал варьировать интерпретации, которые он давал пациентам, в рамках самых различных психодинамических школ.

Оказалось, что пациенты одинаково принимают предлагаемые им принципы и полны желания изменить свою жизнь в согласии с ними.

Келли пришел к выводу, что ни фрейдовский анализ детских конфликтов, ни даже изучение прошлого как такового не имеют решающего значения.

По мнению Келли, интерпретации Фрейда оказывались эффективными, поскольку они расшатывали привычный для пациентов способ мышления и предоставляли им возможность мыслить и понимать по-новому.

Успехи клинической практики при самых различных теоретических подходах, согласно Келли, объясняются тем, что в процессе терапии происходит изменение того, как люди интерпретируют свой опыт и как они смотрят на будущее.

Люди становятся депрессивными или тревожными, потому что попадают в западню ригидных, неадекватных категорий собственного мышления.

Например, некоторые люди полагают, что авторитетные фигуры всегда правы, поэтому любая критика со стороны авторитетной фигуры действует на них удручающе.

Любая техника, приводящая к изменению этого убеждения, будь она основана на теории, которая связывает такое убеждение с эдиповым (20:) комплексом, со страхом потери родительской любви или с потребностью в духовном руководителе, будет эффективна. Келли решил создать техники для непосредственной коррекции неадекватных способов мышления.

Он предлагал пациентам осознать свои убеждения и проверить их. Например, тревожная, депрессивная пациентка была убеждена, что расхождение с мнением ее мужа вызовет в нем сильный гнев и агрессию. Келли настоял на том, чтобы она тем не менее попробовала высказать мужу собственное мнение.

Выполнив задание, пациентка убедилась в том, что это не опасно. Такие домашние задания стали обычными в практике Келли. Иногда Келли предлагал пациентам даже роль новой личности с новым взглядом на себя и на других — сначала на сеансах терапии, а затем в реальной жизни.

Он использовал также ролевые игры. Келли пришел к выводу, что сердцевиной неврозов является неадаптивное мышление. Проблемы невротика лежат в настоящих способах мышления, а не в прошлом.

В задачу терапевта входит выяснение неосознаваемых категорий мышления, которые приводят к страданиям, и обучение новым способам мышления.

Келли был одним из первых психотерапевтов, которые старались непосредственно изменять мышление пациентов. Эта цель лежит в основе многих современных терапевтических подходов, которые объединяются понятием когнитивная терапия.

На настоящем этапе развития психотерапии когнитивный подход в чистом виде почти не практикуется: все когнитивные подходы в большей или меньшей степени используют поведенческие техники. Это справедливо и по отношению к «рационально-эмотивной терапии» А. Эллиса и к «когнитивной терапии» А. Бека.

Когнитивная психология Келли - Справочник студента

Источник: https://www.psychologos.ru/articles/view/dzhordzh-kelli

Джордж Келли: когнитивная теория личности

Джордж Келли, практикующий медицинский психолог, был одним из первых персонологов, кто придал особое значение когнитивным процессам как основной черте функционирования человека.

В соответствии с его теоретической системой, получившей название психология личностных конструктов, человек по существу – ученый, исследователь, стремящийся понять, интерпретировать, предвидеть и контролировать мир своих личных переживаний для того, чтобы эффективно взаимодействовать с ним.

Эта точка зрения на человека как на исследователя лежит в основе теоретических построений Келли, а также современной когнитивной ориентации в психологии личности.Келли настоятельно советовал своим коллегам-психологам не смотреть на испытуемых как на пассивные организмы, «реагирующие» на внешние раздражители.

Он напоминал им, что испытуемые ведут себя так же, как ученые, делающие вывод на основе прошлого опыта и строящие предположения о будущем.

Его собственная теория, очень оригинальная и отличная от основных направлений психологического мышления, преобладающих в то время в Соединенных Штатах, во многом послужила причиной современной волны интереса к изучению того, как люди сознают и перерабатывают информацию о своем мире.

Уолтер Мишель, выдающийся когнитивный психолог, отдавал должное заслугам Келли как первооткрывателя когнитивного аспекта личности. «Что меня удивило… это точность, с какой он предвидел направления, в которых психология развивалась в последующие два десятилетия. Фактически, все, о чем Джордж Келли говорил в 1950-е годы, оказалось пророческой предпосылкой психологии 1970-х и… на много лет вперед.»

Биографический очерк

Джордж Александер Келли (George Alexander Kelly) родился в фермерской общине около Уичиты, штат Канзас, в 1905 году. Сначала он учился в сельской школе, где была всего одна классная комната. Позже родители отправили его в Уичиту, где в течение четырех лет он учился в четырех средних школах.

Родители Келли были очень религиозны, трудолюбивы, не признавали пьянство, игру в карты и танцы. Традиции и дух Среднего Запада глубоко почитались в его семье, а Келли был обожаемым единственным ребенком.Келли в течение трех лет учился в Университете Френдз, а потом один год в Парк-колледже, где получил степень бакалавра по физике и математике в 1926 году.

Сначала он думал сделать карьеру в качестве инженера-механика, но, отчасти под влиянием межуниверситетских дискуссий, обратился к социальным проблемам. Келли вспоминал, что его первый курс по психологии был скучным и неубедительным. Лектор уделял много времени обсуждению теорий научения, но Келли это не заинтересовало.

После колледжа Келли учился в Университете Канзаса, изучая педагогическую социологию и трудовые отношения. Он написал диссертацию, основанную на исследовании способов проведения свободного времени среди рабочих Канзас-сити, и получил степень магистра в 1928 году.

Затем он переехал в Миннеаполис, где вел класс по развитию речи для Ассоциации американских банкиров и класс по американизации для будущих граждан Америки. Затем он работал в колледже для подростков в Шелдоне, штат Айова, где встретился со своей будущей женой Глэдис Томпсон, преподавательницей той же школы. Они поженились в 1931 году.

В 1929 году Келли начал вести научную работу в Эдинбургском университете в Шотландии. Там в 1930 году он стал бакалавром в области образования. Под руководством сэра Годфри Томсона, выдающегося статистика и педагога, он написал диссертацию по проблемам прогноза успешности в преподавании.

В том же году он возвратился в Соединенные Штаты в Государственный университет Айовы в качестве претендента на докторскую степень по психологии. В 1931 году Келли получил степень доктора. Его диссертация была посвящена изучению общих факторов при расстройствах речи и чтения.

Келли начал свою академическую карьеру как преподаватель физиологической психологии в Форт-Хейском колледже штата Канзас. Затем, в середине Be ликой депрессии, он решил, что ему следует «заниматься чем-то еще, кроме преподавания физиологической психологии» (Kelly, 1969, р. 48).

Он стал заниматься клинической психологией, даже не будучи формально подготовленным в области эмоциональных проблем. В течение 13-летнего пребывания в Форт-Хейсе (1931-1943) Келли разработал программу передвижных психологических клиник в Канзасе.

Он со своими студентами много разъезжал, оказывая необходимую психологическую помощь в системе государственных школ народного образования. На основе этого опыта родились многочисленные идеи, которые позже были включены в его теоретические формулировки. В этот период Келли отошел от фрейдовского подхода к терапии.

Его клинический опыт подсказывал, что люди на Среднем Западе больше страдают от продолжительной засухи, пыльных бурь и экономических трудностей, чем от сил либидо.Во время второй мировой войны Келли в качестве психолога подразделения морской авиации возглавлял программу по обучению местных гражданских летчиков.

Читайте также:  Этапы рождения личности по а. н. леонтьеву - справочник студента

Он также работал в авиационном отделении Бюро медицины и морской хирургии, где оставался до 1945 года. В этом году он был назначен помощником профессора в Университет Мэриленда.После окончания войны возникла значительная потребность в клинических психологах, так как у многих американских военных, возвращавшихся домой, были разнообразные психологические проблемы.

Действительно, вторая мировая война была важным фактором, повлиявшим на развитие клинической психологии как составной части науки о здоровье. Келли стал выдающейся фигурой в этой области. В 1946 году он вышел на государственный уровень в психологии, когда стал профессором и директором отдела клинической психологии в Государственном университете Огайо.

За 20 лет, проведенных здесь, Келли завершил и опубликовал свою теорию личности. Он также проводил программу клинической психологии для лучших выпускников высших учебных заведений Соединенных Штатов.В 1965 году Келли начал работать в Университете Брандейс, куда он был приглашен на кафедру наук о поведении.

Этот пост (сбывается мечта профессора) дал ему большую свободу для продолжения его собственных научных исследований. Он умер в 1967 году в возрасте 62 лет. До самой смерти Келли составлял книгу из бесчисленных докладов, которые он делал в последнее десятилетие. Исправленный вариант этой работы был опубликован посмертно в 1969 году под редакцией Брендана Мэра (Brendan Maher).

Кроме того, что Келли был выдающимся педагогом, ученым, теоретиком, он занимал ключевые посты в американской психологии. Он был президентом двух подразделений – клинического и консультативного – в Американской психологической ассоциации. Он также активно читал лекции в Соединенных Штатах и за границей. В последние годы жизни Келли уделял большое внимание возможному применению своей теории личностных конструктов в разрешении различных международных проблем.Самый известный научный труд Келли – двухтомная работа «Психология личностных конструктов» (1955). В ней описываются его теоретические формулировки понятия личности и их клинические приложения. Студентам, желающим познакомиться с другими аспектами работы Келли, рекомендуются следующие книги: «Новые направления в теории личностного конструкта» (Bannister, 1977); «Психология личностного конструкта» (Landfield, Leither, 1989) и «Развитие психологии личностного конструкта» (Neimeyer, 1985).

Когнитивная теория личности

Когнитивная теория личности близка к гуманистической, однако в ней имеется ряд существенных отличий. Главным источником развития личности, согласно Келли, является среда, социальное окружение.Когнитивная теория личности подчеркивает влияние интеллектуальных процессов на поведение человека.

В этой теории любой человек сравнивается с ученым, проверяющим гипотезы о природе вещей и делающим прогноз будущих событий. Любое событие открыто для многократного интерпретирования.

Главным понятием в этом направлении является «конструкт» (от англ. construct – строить).

Это понятие включает в себя особенности всех известных познавательных процессов (восприятия, памяти, мышления и речи). Благодаря конструктам человек не только познает мир, но и устанавливает межличностные отношения. Конструкты, которые лежат в основе этих отношений, называются личностными конструктами.

Конструкт – это своеобразный классификатор-шаблон нашего восприятия других людей и себя.

Келли открыл и описал главные механизмы функционирования личностных конструктов, а также сформулировал основополагающий постулат и 11 следствий. Постулат утверждает, что личностные процессы психологически канализированы таким образом, чтобы обеспечить человеку максимальное предсказание событий. Все остальные следствия уточняют этот основной постулат.

С точки зрения Келли, каждый из нас строит и проверяет гипотезы, одним словом, решает проблему, является ли данный человек спортивным или неспортивным, музыкальным или немузыкальным, интеллигентным или неинтеллигентным и т.д., пользуясь соответствующими конструктами (классификаторами).

Каждый конструкт имеет «дихотомию» (два полюса): «спортивный – неспортивный», «музыкальный-немузыкальный» и т.д. Человек выбирает произвольно тот полюс дихотомического конструкта, тот исход, который лучше описывает событие, т.е. обладает лучшей прогностической ценностью.Люди отличаются не только количеством конструктов, но и их местоположением.

Те конструкты, которые актуализируются в сознании быстрее, называются суперординатными, а которые медленнее – субординатными. Например, если, встретив какого-то человека, вы сразу оцениваете его с точки зрения того, является ли он умным или глупым, и только потом – добрым или злым, то ваш конструкт «умный-глупый» является суперординатным, а конструкт «добрый-злой» – субординатным.

Дружба, любовь и вообще нормальные взаимоотношения между людьми возможны только тогда, когда люди имеют сходные конструкты. Действительно, трудно представить себе ситуацию, чтобы успешно общались два человека, у одного из которых доминирует конструкт «порядочный-непорядочный», а у другого такого конструкта нет вообще.

Конструктная система не является статическим образованием, а находится в постоянном изменении под влиянием опыта, т.е. личность формируется и развивается в течение всей жизни. В личности доминирует преимущественно «сознательное».

Бессознательное может относиться только к отдаленным (субординантным) конструктам, которыми при интерпретации воспринимаемых событий человек пользуется редко.Келли полагал, что личность обладает ограниченной свободой воли. Конструктная система, сложившаяся у человека в течение жизни, содержит в себе известные ограничения.

Однако он не считал, что жизнь человека полностью детерминирована. В любой ситуации человек способен сконструировать альтернативные предсказания. Внешний мир – не злой и не добрый, а такой, каким мы конструируем его в своей голове. В конечном итоге, по мнению когнитивистов, судьба человека находится в его руках.

Внутренний мир человека субъективен и является, по мнению когнитивистов, его собственным порождением. Каждый человек воспринимает и интерпретирует внешнюю реальность через собственный внутренний мир.У каждого человека имеется своя собственная система личностных конструктов, которая делится на два уровня (блока):1.

Блок «ядерных» конструктов – это примерно 50 основных конструктов, которые находятся на вершине конструктной системы, т.е. в постоянном фокусе оперативного сознания. Этими конструктами человек пользуется наиболее часто при взаимодействии с другими людьми.2. Блок периферических конструктов – это все остальные конструкты.

Количество этих конструктов сугубо индивидуально и может варьировать от сотен до нескольких тысяч.Целостные свойства личности выступают как результат совместного функционирования обоих блоков, всех конструктов. Выделяют два типа целостной личности: когнитивно сложная личность (личность, у которой имеется большое количество конструктов) и когнитивно простая личность (личность с небольшим набором конструктов).Когнитивно сложная личность, по сравнению с когнитивно простой, отличается следующими характеристиками:1) имеет лучшее психическое здоровье;2) лучше справляется со стрессом;3) имеет более высокий уровень самооценки:

4) более адаптивна к новым ситуациям.

Келли Дж. Психология личности. Теория личных конструктов. СПб., Речь, 2000Kelly, G. A. The psychology of personal constructs: Vol. 1. A theory of personality. London: Routledge.,1991., (Original work published 1955)

Kelly, G. A. The psychology of personal constructs: Vol. 2. Clinical diagnosis and psychotherapy. London: Routledge., 1991., (Original work published 1955)

Источник: https://psychojournal.ru/psychologists/975-dzhordzh-kelli-kognitivnaya-teoriya-lichnosti.html

Когнитивное направление Дж. Келли

Осознание человеком действительности – это всегда предмет для истолкования. По мнению Келли, объективная реальность, конечно, существует, но разные люди осознают ее по-разному. Следовательно, ничто не постоянно и не окончательно.

Поскольку факты и события (как и весь человеческий опыт) существуют только в сознании человека, есть различные способы их истолкования.

Интригующую природу конструктивного альтернативизма можно оценить еще лучше, если сравнить ее с одним из философских принципов Аристотеля. Аристотель выдвигает на первое место принцип идентичности: А есть А. Вещь в себе и вне себя переживается и интерпретируется одинаково каждым человеком.

Из этого следует, что факты социальной реальности одинаковы для всех. Келли же полагал, что А – это то, что индивид объясняет как А! Реальность – это то, что мы истолковываем как реальность, факты всегда можно рассматривать с различных точек зрения.

Тогда, если быть последовательным, нет истинного или валидного способа интерпретации человека.

Концепция конструктивный альтернативизм предполагает, что наше поведение никогда полностью не определено. Келли полагает, что некоторые наши мысли и поведение определены предшествующими событиями. Когнитивная теория построена свободы и детерминизма. Дж. Келли: «детерменизм и свобода неразрывны, так как то, что определяет одно, есть, по тому же признаку, свобода от другого».

Люди как исследователи

Келли придавал большое значение тому, как люди интерпретируют свой жизненный опыт. Теория конструкта, следовательно, сосредоточена на процессах, которые позволяют людям понять психологическую сферу своей жизни – модель личности Келли, основана на аналогии человека как исследователя.

Он делает предположение, что подобно ученому, который изучает некий феномен, любой человек выдвигает рабочие гипотезы о реальности, с помощью которых он пытается предвидеть и контролировать события жизни.

Келли не утверждал, что каждый человек является ученым, который наблюдает какие-то явления природы или социальной жизни и использует сложные методы для сбора и оценки данных.

Он предположил, что все люди – ученые в том смысле, что они формулируют гипотезы и следят за тем, подвергается они или нет, вовлекая в эту деятельность те же психические процессы, что и ученый в ходе научного поиска.

Таким образом теории личностных конструктов лежит предпосылка о том, что наука является квинтэссенцией тех способов и процедур, с помощью которых каждый из нас выдвигает новые идеи о мире.

Развивая свою уникальную концепцию, основанную на представлении, человека как ученого, Келли был поражен различием между точкой зрения психолога на свое собственное поведение и его позицией при объяснении поведения субъективного исследования. Он описывает это различие следующим образом.

  • Келли отвергает узкое представление о том, что только ученый-психолог имеет отношение к прогнозу и контролю хода событий в жизни.
  • Именно представление о том, что психолог не отличается от испытуемого, которого он изучает, резюмирует когнитивную теорию личности Келли.
  • Т, что все люди рассматриваются как ученые, привело к ряду важных последствий для тории Дж. Келли:
  1. Это предполагает, что люди главным образом ориентированы на будущие, а не на прошлые или настоящие события их жизни. Фактически Келли утверждал, что все поведение можно понимать как предупреждающее по своей природе. Он также отмечал, что точка зрения человека на жизнь преходящп, она редко бывает сегодня такой же, как была вчера или будет завтра. В попытке предвидеть и проконтролировать будущие события человек постоянно проверяет свое отношение к действительности.

Второе следствие уподобления всех людей ученым – это то, что люди обладают способностью активно формировать представление о своем окружении, а не просто пассивно реагировать на него.

Как психолог рационально формулирует и проверяет теоретические представления о наблюдаемых явлениях, так и человек, не принадлежащий к этой профессии, может толковать свое окружение.

Для Келли жизнь характеризуется постоянной борьбой за то, чтобы осмыслить реальный мир опыта; именно это качество позволяет людям творить и собственную судьбу.

Теория личностных конструктов: основные концепции и принципы

В основе когнитивной теории Дж. Келли лежит способ, с помощью которого индивиды постигают и интерпретируют явления (или людей) в своем окружении. Назвав свою теорию – теорией личностный конструктов.

Личностные конструкты: модели для действительности

Ученые создают теоретические конструкты, чтобы описать и объяснить события, которые они изучают. В системе Келли ключевой теоретический конструкт – это сам термин конструкт.

Келли определил «понятийные системы, или модели» как личностные конструкты. Иначе говоря, личностный конструкт – это идея мысль, которую человек использует, чтобы осознать или интерпретировать, объяснить предсказать свой опыт.

Он представляет собой устойчивый способ, которым век осмысляет какие-то аспекты действительности в терминах схожести и контраста (примерами личностных конструктов могут быть: «взволнованный – спокойный», «умный – глупый», «мужской – женский», «религиозный – нерелигиозный», «хороший – плохой» и др).

По мнению Келли, каждый из нас воспринимает действительность путем собственных моделей или конструктов, необходимых для создания непротиворечивой картины мира.

В соответствии с представлением о людях как об ученых Келли утверждает: стоит только человеку предположить, что с помощью данного конструкта можно адекватно прогнозировать и предсказать какое-то событие в своем окружении, как он начнет проверять это предположение по событиям, которые еще не наступили.

Если конструкт помогает точно прогнозировать события, человек, вероятно, сохранит его. И наоборот, если прогноз не подтвердится, конструкт, на основании которого он был сделан, вероятно, подвергнется пересмотру или даже вообще может быть исключен.

Валидность конструкта проверяется с точки зрения его прогностической эффективности, степень которой может меняться.

Келли предполагал, что все личностные конструкты биполярны и дихотомичны по природе, то есть сущность мышления человека заключается в осознании жизненного опыта в терминах черного или белого, а не оттенков серого. Точнее, переживая события, человек замечает, что какие-то события похожи друг на друга и при этом отличаются от других.

Подобно магниту, все конструкты имеют два противоположных полюса.

то, в чем два элемента считаются похожими или подобными, называется эмерджентным полюсом, или полюсом сходства контраста; то, в чем они противоположны третьему элементу, называется имплицитным полюсом, или полюсом контраста конструкта.

Следовательно, каждый конструкт обладает эмерджентным и имплицитным полюсами. Цель теории личностного конструкта – объяснить, каким образом люди интерпретируют и прогнозируют свой жизненный опыт с точки зрения сходства и различий.

Келли отказался от исследования процессов, путем которых человек интерпретирует свой жизненный опыт в определенном направлении. Он не принимал во внимание вопрос об индивидуальных различиях по отношению к происхождению и развитию личностных конструктов.

Формальные свойства конструктов

Келли предположил, что все конструкты характеризуются определенными формальными свойствами. Во-первых, конструкт напоминает теорию тем, что он затрагивает определенный диапазон явлений. Этот диапазон применимости включает в себя все события, при которых конструкт релевантен или применим.

Конструкт «научный – ненаучный», например, вполне применим для интерпретации множества интеллектуальных достижений, но едва ли пригоден для объяснения преимуществ положения человека женатого или холостого.

Келли заметил, что прогностическая эффективность конструкта подвергается серьезной опасности всякий раз, когда он обобщается сверх того набора явлений, для которого предназначен Следовательно, все конструкты имеют ограниченный диапазон применимости, хотя от конструкта к конструкту границы диапазона могут меняться.

Конструкт «хороший – плохой» имеет широкий диапазон применимости, так как он предполагает множество ситуаций, требующих личной оценки. А конструкт «непорочность – проституция» имеет значительно более узкие границы.

Во-вторых, у каждого конструкта есть фокус применимости. Он относится к явлениям в рамках диапазона применимости, к которым конструкт наиболее применим.

Например, конструкт «честный – нечестный» у одного человека имеет фо­кусом применимости то, что следует держать руки подальше от чужих денет имущества. А другой человек может применить тот же конструкт к политическим событиям.

Следовательно, фокус применимости конструкта всегда специфичен для человека, применяющего его.

Проницаемость – непроницаемость – еще один параметр, по которому конструкты могут различаться.

Проницаемый конструкт допускает в свой диапозон применимости элементы, еще не истолкованные в пределах его границ Он открыт для объяснения новых явлений.

С другой стороны, непроницаемый конструкт, охватывая явления, которые составляют его первоначальную основу, остается закрытым для интерпретации нового опыта. Существует относительная степень  проницаемости и непроницаемости.

Типы конструктов

Келли также предположил, что личностные конструкты можно классифицировать в соответствии с природой контроля, который они имплицитно осуществляют над своими элементами.

Конструкт, который стандартизирует («упреждает») элементы для того, чтобы они были исключительно а его диапазоне. Келли назвал упредительным конструктом. Это тип классификационного конструкта; то, что попало в одну классификацию, исключается из другой.

Упредительную интерпретацию можно сравнить с такой характеристикой мышления ригидного человека, как «ничего, кроме».

В констелляторном конструкте элементы могут одновременно принадле­жать другим областям, но они постоянны в составе своей сферы. То есть, если явление относится к какой-то категории одного конструкта, другие его характеристики фиксированы. Шаблонное мышление иллюстрирует этот тип конструкта.

Пример констелляторного мышления: «Если этот человек продавец автомобилей, он скорее всего нечестен, жуликоват и умело обращается с клиентом». В этом примере нет места для иных суждений об этом человеке.

По определению, констелляторные конструкты ограничивают наши возможности для альтернативных мнений; раз мы относим человека к данной категории, мы наделяем его всеми соответствующими ей характеристиками.

Конструкт, оставляющий свои элементы открытыми для альтернативных конструкций, называется предполагающим конструктом. Этот тип конструкта прямо противоположен упредительному и констелляторному конструктам, так как он позволяет человеку быть открытым для нового опыта и принимать альтернативной  точку зрения на мир.

Личностные конструкты можно классифицировать несколькими способами. Например, есть всесторонние конструкты, которые включают в себя относительно широкий спектр явлений, и частные конструкты, включающие в себя небольшой диапазон явлений.

Есть основные конструкты, которые регулируют основную деятельность человека, и периферические конструкты, которые могут меняться, не изменяя значительно основную структуру.

Читайте также:  Классическая электронная теория проводимости друде-лоренца - справочник студента

Некоторые конструкты являются жесткими, то есть дающими измененный прогноз, а другие свобдными, так как позволяют делать различные прогнозы при сходных условиях.

Личность: конструкт персонолога

Дж. Келли никогда не предлагал точного определения личности. Однако он обсуждал эту концепцию в одной статье, утверждая, что личность – «наша абстракция деятельности человека и последующая генерализация этой абстракции на все аспекты ее связи с другими людьми, знакомыми и незнакомыми, а также с тем, что может представлять определенную ценность»

Следовательно, Дж. Келли полагал. что личность есть абстракция созданная персонолагами из психических процессов, которые они наблюдают и/или подразумевают в других. Это не отдельная реальность, открытая ими.

Кроме того, он утверждал, что личность по своей природе включена в межличностные отношения человека.

Соединив эти две идеи, можно дать точное определение личности в теории Келли, а именно личность индивида представляет организованную систему более или менее важных конструктов; человек использует личностные конструкты, чтобы интерпретировать мир переживаний и предвидеть будущие события.

Для Келли личность эквивалентна конструктам, используемым индивидом в целях предвидения будущего. чтобы понять другого человека, надо знать что-то о конструктах, которые он использует, о событиях, включенных в эти конструкты, и о Ом, как они соотносятся друг с другом.

Источник: https://baribar.kz/student/23656/kognitivnoe-napravlenie-dzh-kelli/

Теория Джорджа Келли

Когнитивная психология вторглась во многие области психологии. Включая теорию личности. Когнитивная психология позволяет проанализировать, как функционирует разум, и оценить разнообразие и сложность человеческого поведения. Если нам удастся лучше понять, как мы мыслим.

Наблюдаем, концентрируем свое внимание и запоминаем, то мы получим более ясное представление о том, как эти когнитивные строительные блоки способствуют возникновению страхов и иллюзий, творческой деятельности и всех моделей поведения и психических направлений, которые делают нас тем, что мы собой являем.

Согласно Келли, все люди являются учеными. Они формируют теории и гипотезы в отношении собственной личности и других людей и подобно ученым — профессионалам.

В основе когнитивной теории Келли лежит способ, с помощью которого индивиды постигают и интерпретируют явления в своем окружении. Назвав свой подход теорией личностных конструктов, Келли концентрирует внимание на психологических процессах, которые позволяют людям организовать и понять события, происходящие в их жизни.

Главным понятием в этом направлении является «конструкт». Это понятие включает в себя особенности всех известных познавательных процессов (восприятия, памяти, мышления и речи). Благодаря конструктам человек не только познает мир, но и устанавливает межличностные отношения.

Конструкты, которые лежат в основе этих отношений, называют личностными конструктами.

Конструкт — это своеобразный классификатор — шаблон нашего восприятия других людей и себя.

Келли открыл и описал главные механизмы функционирования личностных конструктов. С точки зрения Келли, каждый из нас строит и проверяет гипотезы, решает проблемы, пользуясь соответствующими конструктами.

Одни конструкты пригодны для описания лишь узкого круга событий, в то время как другие обладают широким диапазоном применимости.

Например, конструкт «умный — глупый» вряд ли годится для описания погоды, а вот конструкт «хороший — плохой» пригоден фактически на все случаи жизни.

Люди отличаются не только количеством конструктов, но и их местоположением. Те конструкты, которые актуализируются в сознании быстрее, называются суперординатными, а которые медленнее — субординатными.

Например встретив какого-то человека, он оценивается с точки зрения того, является ли он умным или глупым, и только потом — добрым или злым, то конструкт «умный — глупый» является суперординатным, а конструкт «добрый — злой» — субординатным.

Келли полагал, что личность обладает ограниченной свободой воли. Конструктная система, сложившаяся у человека в течение жизни, содержит в себе известные ограничения. Однако, он не считал, что жизнь человека полностью детерминирована.

В любой ситуации человек способен сконструировать альтернативные предсказания. Внешний мир — не злой и не добрый, а такой, каким мы конструируем его в своей голове.

В конечном итоге, по мнение когнитивистов, судьба человека находится в его руках. Внутренний мир человека субъективен и является его собственным порождением. Каждый человек воспринимает и интерпретирует внешнюю реальность через собственный внутренний мир.

Таким образом, согласно когнитивной теории, личность — это система организованных личностных конструктов, в которых перерабатывается (воспринимается и интерпретируется) личный опыт человека. Структура личности в рамках данного подхода рассматривается как индивидуально своеобразная иерархиятконструктов [11, с. 210].

Источник: https://studbooks.net/1646293/psihologiya/teoriya_dzhordzha_kelli

Когнитивная психология: учебник для студентов

Eysenk M.W., Keane M.T. Cognitive psychology: A student's Handbook. Hillsdale: Erlbaum, 1993. 557 р.

По мнению многих психологов, рецензируемая работа является лучшим из современных учебников по когнитивной психологии. Она представляет собой переработанное издание книги М. Айзенка «A Handbook of Cognitive Psychology » (1984), которая среди специалистов получила исключительно широкое распространение.

Новое, расширенное издание вызвано существенными изменениями в когнитивной психологии, которая за прошедшее десятилетие обогатилась множеством новых экспериментальных данных, теоретических моделей и помимо традиционного экспериментального направления вобрала в себя два других — когнитивную науку, направленную на моделирование психических процессов, и когнитивную нейропсихологию, изучающую изменения когнитивных процессов при мозговых нарушениях.

Как пишут авторы учебника, если о здоровье научной дисциплины можно судить по числу ее приверженцев, то когнитивная психология явно процветает: в недавнем обозрении научной психологии в США указывалось, что более трех четвертей работающих в ней считают себя когнитивными психологами!

Авторы учебника преследовали цель представить когнитивную психологию таким образом, чтобы изложение было понятным для начинающих и в то же время достаточно фундаментальным для специалистов. Учебник включает 14 глав, которые охватывают традиционные области исследования: восприятие, внимание, память, категоризацию, речь, решение проблем.

Во «Введении » дано определение когнитивной психологии, охарактеризованы

144

ее цели, методы, теоретические основания, в частности истоки в бихевиоризме. Предыстория когнитивной психологии связана с представлением о когнитивных структурах и процессах, введенном Э. Толменом, а также с теорией коммуникативных систем. Как отдельная наука она сложилась к 1956 г., когда были сформулированы «компьютерная метафора » психических процессов и теория переработки информации.

В двух последующих главах рассматривается восприятие — с точки зрения механизмов преобразования информации, поступающей извне через органы чувств, и построения образов объектов и событий.

Излагаются теории черт, прототипов, гештальттеория и (мало известная русскоязычному читателю) «вычислительная » теория зрения Д. Марра. Теоретические проблемы анализируются в рамках дилеммы о природе восприятия: «непосредственное » (Дж.

Гибсон) — «конструируемое » субъектом (Дж. Брунер, У. Найссер, Р. Грегори).

Внимание рассматривается в рамках моделей Д. Бродбента, А. Трейсман, Дж. Дейч и Д. Дейч и других и трактуется как селективная переработка информации. Анализируются автоматизированные действия, феномены ошибочного и рассеянного поведения.

Организация памяти представлена в контексте структур сохранения информации и процессов, оперирующих ими. Основное внимание уделяется теории уровневой переработки кодируемой, хранимой и извлекаемой информации.

Отдельная глава посвящена интенсивно исследуемым ментальным репрезентациям, которые, по представлению А. Пайвио, имеют образный характер — вербальный (логогены) и невербальный ( «рисунки «). В качестве оппонентного взгляда на ментальные репрезентации излагается подход 3.

Пылышина, согласно которому они имеют пропозициональный характер, отражают значения и смыслы и лишены сенсорной модальности.

Антитезой обоим символьным подходам является коннекционизм, в котором когнитивные процессы моделируются посредством построения сетей с нейроноподобными элементами, где информация может быть представлена на субсимвольном уровне, в виде распределенных репрезентаций.

Если в главе по ментальным репрезентациям рассматриваются формы знания, то в следующей анализируются типы знания: семантическое (объекты) и эпизодическое (события), декларативное ( «знать что «) и процедурное ( «знать как «).

Представления об организации знания включают сетевые модели, предполагающие образную репрезентацию, и пропозициональные модели, исходящие из предикативных отношений концептов.

Наконец, временные и каузальные отношения в системе знания описываются в рамках представления о схемах — структурных кластерах понятий (называемых в области искусственного интеллекта фреймами) — и скриптах — сценариях последовательности действий в стереотипных ситуациях.

В двух главах, посвященных речи, рассматриваются процессы, обеспечивающие ее восприятие и порождение, чтение и письмо, которые включают, в частности, узнавание звуков/букв, движение глаз, «перевод » написанного в звук. Понимание текста, его грамматики и структуры связывается с организацией знания в схемы и скрипты. Затрагиваются недостаточно изученные вопросы планирования и порождения речи.

Решение проблем излагается в рамках подхода, заложенного К. Дункеном, а также теории переработки информации А. Ньюэлла и Г. Саймона. Особо обсуждается структурирование и формализация знания, что отличает экспертов от «наивных решателей » и служит основой для разработки экспертных

145

систем. Рассуждение и принятие решений рассматриваются в рамках моделей дедуктивного и индуктивного мышления, вероятностных оценок исходных условий, байесов (отклонений от логического вывода) и эвристик.

В данное издание включена глава, которую едва ли можно найти в других учебниках по когнитивной психологии, — о взаимодействии познания и эмоций.

В ней обсуждаются новейшие данные экспериментальной когнитивной психологии и нейропсихологии с точки зрения многолетней дискуссии Р. Зайонца (аффективная оценка предшествует когнитивной и независима от нее) — Р.

Лазаруса (когнитивная переработка является предпосылкой возникновения аффективной реакции).

Заключительная глава учебника посвящена оценке когнитивной психологии в ряду смежных наук и перспективам ее развития.

Авторы признают, что ограничения экспериментальной когнитивной психологии связаны с недостаточной экологической валидностью исследований, отсутствием глобальных теоретических систем и относительным игнорированием индивидуальных различий.

Когнитивная нейропсихология оказалась весьма успешной в определении когнитивных компонентов (модулей), обеспечивающих познание, особенно в области изучения речи.

Когнитивная наука сильно повлияла на развитие новых теоретических подходов и моделей, которые заставили теоретиков быть более точными в объяснительных схемах. Тем не менее компьютерная метафора остается только аналогией и, значит, ограничена в объяснении психических процессов человека.

Анализ авторами сильных и слабых сторон трех направлений в когнитивной психологии приводит к заключению, что сочетание всех трех придает когнитивным психологам большую уверенность в правильности их теоретических построений.

Г.В. Парамей

Москва

ОБУЧЕНИЕ МАТЕМАТИКЕ: МОДЕЛИ И ПРОЦЕССЫ

English L.D., Halford G.S. Mathematics education: Models and processes. Mahwah, New Jersey: Lawrence Eribaum Associates, Publishers, 1995. 360 p.

Цель австралийских авторов Л.Д. Инглиш и Г.С. Халфорда — разработка эффективной психологической теории обучения математике.

Используя когнитивный подход, опираясь на современные теории представления знаний и рассуждений по аналогии, а также на данные конкретных исследований и практики обучения, авторы формулируют свой собственный подход и показывают пути и возможности развития математического мышления.

Глава «Когнитивная психология и обучение математике » содержит подробный и разносторонний анализ истории проблемы и ее современного состояния, обусловленного как научными, так и социальными причинами. Авторы формулируют три проблемы, которым они уделяют особое внимание в книге. 1.

Когнитивная сложность математических понятий, процедур, процессов, а также трудности, возникающие при ее игнорировании. 2.

Содержание формируемых ментальных моделей и процессов, включая значения математических понятий, предпосылки их понимания, число отношений, которые ребенок должен учитывать одновременно, а также адекватность используемых при формировании аналогий.

Ментальные модели определяются как представления, активизирующиеся при решении конкретных задач и обеспечивающие рабочее пространство для умственных операций и выведения заключений. 3. Сущность учения, способствующего математическому развитию.

В главе «Познание и познавательное развитие » рассматриваются общие проблемы представления декларативных и процедурных, явных и неявных

146

знаний, а также проблемы оценки сложности связей и отношений в познаваемых объектах.

Авторы выделяют четыре уровня сложности отношений (от уровня, представленного одним параметром, до уровня, представленного четырьмя параметрами) и четыре уровня структурных соответствий, используемых при рассуждении по аналогии.

По мере взросления ребенок последовательно переходит на более высокие уровни, но четыре — это максимальное число параметров, которые могут обрабатываться человеком параллельно. В этом контексте анализируются в целом процессы ассоциативного и метакогнитивного учения, понимания, рассуждения и переноса.

В главе «Когнитивные модели и процессы в обучении математике » показаны роль и взаимосвязи процессов понимания и ассоциативного научения. Анализируются динамика развития у детей процедур и стратегий счета, четыре арифметических действия и операции над дробями.

Эта динамика базируется на установлении соответствий все более высокого уровня между отношениями множеств и отношениями чисел. Показано, что, хотя алгебра, в отличие от арифметики, требует операций с переменными, овладение ею может основываться на аналогиях с арифметическими отношениями.

Анализируются сложность математических понятий и процедур, принципиальные возрастные ограничения их усвоения и стратегии преодоления этих ограничений. Критикуются подходы, преуменьшающие или отрицающие данные ограничения.

В главе «Модели и процессы овладения числами » дан критический анализ трех типов аналогий и моделей различной степени структурированности, используемых при обучении, и описаны принципы их эффективного построения.

Показано, что теория приобретенности счетных умений обладает большей объяснительной силой, чем теория их врожденности. Описаны процессы овладения числами: натуральными многозначными, рациональными и целыми отрицательными.

Особую сложность представляет овладение рациональными числами из-за большого числа отношений, которые надо учитывать одновременно, и из-за наличия различных значений, связанных с понятием дроби.

В главе «Элементарные модели и процессы вычислений: сложение и вычитание » показано, что основные сложности у детей связаны с отсутствием адекватных связей между внутренними репрезентациями (ментальными моделями) понятий и процедур и их внешними репрезентациями (конкретными объектами, изображениями и символами).

Предлагается схема, объясняющая решение текстовых задач и включающая в себя три модели: а) текста задачи; б) ситуации, описанной в задаче; в) вычислений. Описаны стратегии детей по получению неизвестных фактов о числовых соотношениях на основе уже известных.

Данные стратегии способствуют творческому и гибкому овладению процедурами вычислений.

В главе «Элементарные модели и процессы вычислений: умножение и деление » описаны три основных подхода к изучению этих процедур: семантический анализ задачи, анализ имплицитных психологических моделей и анализ размерности задачи.

Способность решать текстовые задачи на умножение и деление зависит в большой степени от умения детей формировать модели ситуаций, описанных в задачах. Особую роль в овладении умножением и делением играет понимание так называемых интенсивных величин, включающих в себя отношения между отношениями.

Описаны общие подходы и конкретные приемы, способствующие овладению этими процедурами.

В главе «Развитые модели и процессы вычислений » рассматриваются проблемы изучения алгебры и пропорций. Анализируются синтаксический и семантический

147

аспекты овладения алгеброй и связанные с ними трудности (неадекватные представления о переменной, неудачные попытки понять алгебру как обобщенную арифметику без учета специфики этих областей, недостаточное представление о стратегиях).

Предлагаются пути улучшения понимания семантики отношений в задаче, формирования умения строить иерархию целей при решении и т.д. Пропорции представляют особую сложность, поскольку они содержат отношения сразу с четырьмя параметрами.

Овладение этой областью включает в себя не только умение составлять и решать пропорции, но и умение различать ситуации наличия пропорциональности и ее отсутствия, а также распознавать структурное сходство.

Глава «Решение проблем, постановка проблем и математическое мышление » содержит обзор различных подходов к этому вопросу. Рассматриваются основные компоненты постановки и решения математических проблем: а) модели проблем; б) процессы, лежащие в основе построения стратегий; в) метапроцессы; г) аффективные модели.

Роль этих компонентов анализируется на примере решения детьми новых для них задач на комбинаторику и дедуктивные рассуждения. Показано, что дети могут самостоятельно приходить к созданию важных математических представлений.

Описаны учебные программы и конкретные приемы, развивающие у детей познавательные процессы высшего порядка.

В заключительной главе дается общий обзор рассмотренных теоретических подходов и полученных результатов, а также обобщаются рекомендации по созданию таких учебных планов и организации такого обучения, которые способствуют осмысленному и продуктивному овладению математикой.

Книга Л.Д. Инглиш и Г.С. Халфорда представляет большой интерес для психологов и педагогов. В ней органически сочетаются широта анализируемых проблем, глубина и детальность их анализа, а также наличие развернутых практических рекомендаций.

А.Н. Поддьяков

Москва

источник неизвестен

Источник: https://hr-portal.ru/article/kognitivnaya-psihologiya-uchebnik-dlya-studentov

Ссылка на основную публикацию