Роль эмоций в творческом процессе — справочник студента

// Вышэйшая школа. — 2009. — № 2. — С. 27—30.

Известно, что интеллект наилучшим образом функционирует в соединении с интуицией и чувством. Лишь незначительная часть процессов принятия решений является сознательной, причём и она находится под выраженным влиянием аффекта, внешним по отношению к сознающему «Я». Ярким примером этому служит эффект эмоционального обрамления процессов принятия решений (англ.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!

Оценим за полчаса!

framing effect). В зависимости от настроения, в котором человек обращается к той или иной проблематике, он может прийти к различным выводам и оценкам. Эмоции рассматриваются как важнейший фактор регуляции процессов познания: они образуют определённое пространство, внутри которого происходят мыслительные процессы, в том числе и процессы принятия решений.

Традиционно в психологии считалось, что реалистическое мышление, имеющее результатом правильное отражение действительности, должно быть свободно от эмоциональных процессов, которым свойственно «затемнять» и искажать познание.

Подобные факты справедливы для интенсивных эмоций вне зависимости от их знака, однако решение о роли вопроса эмоций в познании нельзя сводить к частному случаю.

При определённых условиях эмоциональные переживания могут служить не только ингибиторами, но и фасилитаторами мыслительной деятельности. Эмоции влияют на когнитивную переработку информации в сочетанной зависимости от знака эмоции и от требований к деятельности.

Если задача обращается к внимательности или к тщательности, исполнение выигрывает от негативных настроений. Если задача формулируется в терминах удовольствия, более вероятно, что её выполнению помогут позитивно-аффективные состояния.

Отрицательные эмоции в отличие от положительных усиливают установку на восприятие деталей и способствуют их скрупулезному анализу, в то время как положительные – приводят к игнорированию деталей, зато усиливают ориентацию на глобальность.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!
Читайте также:  Влажность воздуха - справочник студента

Оценим за полчаса!

Аффект может оказывать влияние на выбор стратегии обработки информации.

Обнаружено, что бдительность, постоянное внимание к деталям внешнего стимула, вызываемые плохим настроением, имеют тенденцию уменьшать или вообще упразднять такие ошибки суждений, как фундаментальная ошибка атрибуции (тенденция придавать большее значение личностным факторам и игнорировать ситуационные влияния при интерпретации поведения людей). Когда человеку необходим способ быстрого вынесения суждения (например, в состоянии гнева), он вынужден использовать стереотипные реакции.

Хорошее настроение и положительные эмоции способствуют гибкости мышления и выработке оригинальных идей.

Ключевая функция позитивных эмоций состоит в укреплении и формировании когнитивных ресурсов личности, в частности, способности к развитию креативности.

При этом положительные эмоции часто приводят к схематическому, непоследовательному, эвристическому стилю обработки информации.

Возможно, схематическое восприятие «единства» между действующим лицом и действием, приводящее к фундаментальной ошибке атрибуции, провоцируется положительным аффектом и редуцируется отрицательным.

В ситуации спонтанного взаимодействия при использовании открытой, конструктивной стратегии положительный аффект приводит к извлечению более позитивной информации и к более уверенному, оптимистическому поведению, в то время как негативный аффект вызывает негативные воспоминания и способствует оборонительному или враждебному поведению [8].

Подход к решению проблемы во многом определяется преобладающим у человека настроением.

Так, оптимисты (в отличие от пессимистов) более склонны к использованию стратегий, центрированных на проблеме, чаще демонстрируют способность к её позитивному переформулированию и к принятию ситуации, если её невозможно изменить.

Они редко прибегают к защитным механизмам отрицания и избегания, стремятся найти что-либо положительное в неприятных ситуациях. Пессимисты, напротив, более склонны к отрицанию и избеганию мыслей о проблеме, в том числе и с помощью никотина и алкоголя [6].

Влияние эмоционального переживания на процесс мыслительной деятельности может быть и не столь однозначным.

Положительный эффект эмоционального процесса при повышении его интенсивности может перейти в свою противоположность и привести к дезорганизации деятельности при чрезмерном усилении эмоционального возбуждения (так, средний уровень тревожности стимулирует мыслительную активность, в то время как высокий – её дезорганизует). Иногда эмоция, повышая активность в одном направлении, может снижать её, дезорганизуя умственную деятельность, в другом направлении.

Остановимся на фасилитирующей роли эмоций в процессе мыслительной деятельности. Одним из первых в западной психологии на мотивирующую роль эмоций указал Р.У. Липер, предположивший, что эмоции являются первоначальными мотивирующими факторами, поскольку эмоциональные процессы позволяют побуждать активность, поддерживать её и управлять ею [13].

Прямое указание на мотивирующее значение эмоций содержится в определении, предложенном К. Изардом: «Эмоция – это нечто, что переживается как чувство (feeling), которое мотивирует, организует и направляет восприятие, мышление и действия» [4, c. 27].

Существует точка зрения, не столько отрицающая мотивирующую силу эмоций, сколько уточняющая её происхождение.

Отмечается, что мотивирующей функцией обладают не эмоции, а стоящие за ними потребности; что эмоции зависят от потребностей, становятся как бы их «внутренним зеркалом» [9, с. 52].

Предельно лаконично подобные представления отражены в формулировке С.Л. Рубинштейна, определяющей эмоции как субъективную форму существования потребностей (мотивации).

Описывая механизм эмоциональной самомотивации, В.Д. Шадриков останавливается на взаимосвязи эмоций и мотивации.

По мнению автора, в целом имеет место такая «системная картина»: мотивация побуждает к деятельности; стрессоры, связанные с достижением цели деятельности, порождают определённые эмоции; эмоции воздействуют на ретикулярную формацию, которая обеспечивает активацию структур головного мозга, в том числе реализующих когнитивные процессы [10; с. 58-59]. Исходя из этого, не следует отрицать роль эмоций как мотивирующего фактора – если не первичного, то, по крайней мере, вторичного.

В отечественной психологии эмоциональной регуляции мыслительной деятельности уделяется значительное внимание. В исследованиях О.К. Тихомирова и его коллег показано, что интеллектуальный процесс невозможен без эмоциональной активации [7].

Представители этой школы указали на существование двух феноменов, связанных с взаимодействием аффективных и когнитивных процессов, таких как «эмоциональное обнаружение решения» и «эмоциональное обнаружение проблемы». Выявлено, что в структуре творческой деятельности эмоции могут выполнять регулирующие и эвристические функции.

Эмоции служат нахождению приблизительной области, в которой может оказаться решение задачи: они являются своеобразным «пеленгом, который или прекращает поиски или вновь и вновь организует их» [1, с. 273].

В настоящее время в качестве одной из важнейших способностей эмоционального интеллекта выделяется ассимиляция эмоций в мышлении – использование эмоций для повышения эффективности мышления и деятельности, или фасилитация мышления.

Она содержит в себе способности использовать эмоции для направления внимания на важные события, вызывать эмоции, которые способствуют решению задач, использовать колебания настроения как средство анализа различных точек зрения на проблему [12].

Эмоции способны стимулировать творческий процесс. Подлинный инсайт ни при каких условиях не является интеллектуальным процессом. Именно эмоция «находится у истоков великих творений искусства, литературы, науки и цивилизации в целом. Эмоция побуждает ум к новым начинаниям, а волю – к упорству» [11, c. 85]. Как отмечает А.

Бергсон, «существуют эмоции, порождающие мысль; и изобретение, хотя оно и принадлежит к явлениям интеллектуального порядка, может иметь своей составляющей сферу чувств… » [2, с. 44-45]. Эмоция, которая выступает по отношению к последующим состояниям не как следствие, а как причина, «может порождать новые идеи.

Она суперинтеллектуальна» [2, с. 86]. Стимулом к началу мыслительной деятельности является своеобразная самонастройка интенсивности эмоций, которая может быть как непроизвольной, так и произвольной.

Не случайно известно множество причуд, магических действий, при помощи которых творческие личности настраивали себя на творчество, создавая определённое эмоциональное состояние.

Начальный этап творчества, как правило, связан с нарастанием внутреннего психического напряжения. Л.А. Китаев-Смык выделяет три вида эмоциональных состояний, «запускающих» процесс творчества.

Первый проявляется как душевные муки либо приступы отчаяния из-за якобы бесплодного напряжения в поисках творческих достижений. Такая стадия, как правило, необходима для возникновения мыслительного озарения, инсайтного решения задачи, казавшейся неразрешимой.

Второй вид предтворчества («пустота» в мыслях и чувствах) может расцениваться как проявление стрессовой психической релаксации, которая, снимая эмоциональные нагрузки, готовит мышление к продуктивному творчеству.

Третий вид предтворчества проявляется как эустресс, который поднимает эмоциональное напряжение автора до уровня, необходимого для начала творческого процесса [5].

Психические состояния, сопровождающие творческую деятельность (вдохновение, озарение и т.п.

) могут передаваться от одного члена группы к другому путём срабатывания механизма «трансляции творческого эмоционального фона».

Подобная взаимная «эмоциональная стимуляция» положительно влияет на активизацию творческого потенциала участников группы, а также на их желание мыслить и действовать нестандартно.

Лица с низким уровнем тревожности реагируют на аут-группу в соответствии с собственным плохим настроением – в негативной манере, в то время как высокотревожные индивиды обнаруживают склонность к мотивированной стратегии обработки информации с целью устранения негативизма.

Тревожные субъекты, независимо от источника происхождения их тревоги, являются эмоциональными, при этом у эмоциональных субъектов отмечается высокая энергетическая мобилизация [8].

Проблема состоит в том, как направить мощный поток эмоциональной энергии тревожного субъекта в конструктивное русло – эмоционального мышления, но не эмоциональной глупости.

Умение управлять своими эмоциями и эмоциями окружающих – важный фактор эффективности познавательной деятельности в студенческом возрасте. С одной стороны, юношеский возраст является важным этапом развития эмоциональной саморегуляции. С другой стороны, это период активного усвоения знаний, умений и навыков, необходимых для предстоящей профессиональной деятельности.

Для того чтобы интеллектуальная деятельность был эффективной, необходима готовность к мышлению, определённый уровень которой поддерживается возникающими в процессе познавательной деятельности эмоциями.

При переживании положительных эмоций во время учебных занятий работоспособность студентов повышается на 30-40%, а эмоциональность лежит в основе около 30% факторов, которые формируют отношение студентов к лекциям [3].

Цель нашего исследования – установить, насколько лица юношеского возраста (студенты) осведомлены об эмоциях, способствующих фасилитации умственной деятельности, способны ли они произвольно вызвать подобные эмоции.

В соответствии с этим мы провели опрос, в котором участвовали студенты третьего курса финансово-экономического факультета Полоцкого государственного университета (всего 96 человек, 83 девушки, 13 юношей).

В ответах на первый вопрос: «Какие эмоции, по вашему мнению, способствуют интеллектуальной деятельности?», 68% от общего числа ответов составляют положительные эмоциональные переживания (среди них 59% – так называемые интеллектуальные чувства), 23% – отрицательные эмоции и 9% – недифференцированные эмоциональные состояния («волнение», «переживание»).

Среди положительных эмоциональных состояний наиболее часто встречаются интерес (21% от общего числа ответов), любознательность (9%), радость (9%) и спокойствие (6%), среди отрицательных – страх (11%).

Отвечая на второй вопрос: «Какие эмоции, с вашей точки зрения, способствуют вдохновению?», студенты приводят положительные эмоции (85% от общего количества ответов), отрицательные (13%) и амбивалентные переживания (2%).

Среди положительных эмоциональных состояний преобладают радость (27%), любовь / влюблённость (21%) и счастье (8%); среди отрицательных – грусть (4%).

На вопрос « Можете ли вы произвольно вызвать определённые эмоции, которые повышают эффективность вашей учебной деятельности?» получено 56% утвердительных ответов, 32% отрицательных и 12% неопределённых («не всегда»).

На вопрос «Какие это эмоции: положительные или отрицательные? Какие конкретно?» 80% от общего числа ответов составили положительные эмоции (чаще всего это «хорошее настроение» (41%), интерес (17%), радость (11%). По мнению студентки, «познание и негатив – не очень хорошее сочетание». Однако 20% от общего количества ответов составляют отрицательные эмоции. Респондент поясняет это следующим образом: «Если предмет интересен, то нас стимулируют к его изучению положительные эмоции. Однако часто мы учим не те предметы, которые интересны. И тогда, чтобы подготовиться к экзамену, приходится вызывать отрицательные эмоции, например, боязнь плохой сдачи».

Отвечая на вопрос: «Каким образом вы вызываете необходимые вам эмоции? Какие действия для этого предпринимаете?» студенты указывают, что они чаще всего прибегают к воспоминаниям о чём-то положительном или о сходных ситуациях (14 % от общего количества ответов), общаются с друзьями или с любимым человеком (12 %), используют самовнушение (например, «Всё будет хорошо», « Я смогу это сделать») (11 %), пытаются найти в предмете что-то интересное или полезное для себя («пытаюсь найти то, что я могу рассказать кому-нибудь ещё», «думаю, для чего мне это надо») (11 %), думают о результате и его приятных или неприятных последствиях (10 %), слушают музыку (10 %), думают о будущем (например, «о блестящей карьере и успешном бизнесе») (5 %), используют волевую регуляцию («настраиваю себя на рабочий лад», «заставляю») (11 %).

Таким образом, продуктивной интеллектуальной деятельности студентов содействуют, в первую очередь, положительные эмоции: интерес, любознательность, радость и спокойствие.

Вдохновению у лиц юношеского возраста способствуют радость и грусть, а также чувства любви / влюблённости, счастья.

При этом преподавателю следует иметь в виду, что если его предмет не интересен для молодых людей, то студенты стимулируют себя к его изучению, вызывая отрицательные эмоции, в частности, страх.

Более половины испытуемых, по результатам нашего исследования, могут вызывать эмоции, способствующие фасилитации их познавательной деятельности.

С целью эмоциональной саморегуляции ими используются воспоминания, общение с близкими людьми, самовнушение, поиск в содержании дисциплины чего-либо интересного или полезного для себя, представления о результате деятельности и его последствиях, слушание музыки, размышления о будущем, волевые действия.

Читайте также:  Парциальное давление и объём - справочник студента

Значительная часть студентов нуждается в целенаправленном обучении способам эмоциональной саморегуляции, которое способствовало бы повышению эффективности их познавательной деятельности.

1. Анохин, П.К. Эмоции / П.К. Анохин // Вилюнас В. Психология эмоций. – СПб: Питер, 2006. – С. 268-275. – (Серия «Хрестоматия по психологии»). 2. Бергсон, А. Два источника морали и религии / А. Бергсон, М.: Канон. – С. 44-45. 3. Вергасов, В.М. Активизация познавательной деятельности студентов в высшей школе / В.М. Вергасов. – Киев: Выща школа, 1988. – С. 47. 4. Изард, К. Психология эмоций / К. Изард; пер. с англ. – СПб.: Питер, 2008. – 464 с. 5. Китаев – Смык, Л.А. Факторы напряжённости творческого процесса / Л.А. Китаев – Смык // Вопросы психологии, 2007. – № 3 – С. 69-82. 6. Перова, Е.А. Оптимизм как одна из составляющих субъективного благополучия / Е.А. Перова, С.Н. Ениколопов // Вопросы психологии, 2009. – № 1. – С. 51-57. 7. Тихомиров, О.К. Психология мышления / О.К. Тихомиров. – M., 1984. – С. 9, 88. 8. Форгас, Дж. П. Чувства и мышление: влияние аффекта на социальное мышление и поведение // Психология. Журнал Высшей школы экономики, 2004. – Т. 1, № 4. – С. 60-82. 9. Хомская, Е.Д. Нейропсихология эмоций: гипотезы и факты / Е.Д. Хомская // Вопросы психологии, 2002, № 4. – С. 50-62. 10. Шадриков, В.Д. Введение в психологию: эмоции и чувства / В.Д. Шадриков. – М: Логос, 2002. – 156 с. 11. Шадриков, В.Д. Ментальное развитие человека / В.Д. Шадриков. – М.: Аспект Пресс, 2007. – 284 с. 12. Current directions in emotional Intelligence research / P. Salovey [et al.]. In M.Lewis& J.M. Haviland (Eds.). Handbook of emotions (2nd ed.). – N.Y.: Guilford, 2000. – P. 504-520. 13. Leeper, R.V. A motivational theory of emotion to replace «emotion as disorganised responce» / R.V. Leeper // Psychol. Rev. – 1948. – V. 55. № 5.Роль эмоций в творческом процессе - Справочник студента

Источник: https://andreeva.by/rol-emocij-v-processe-poznavatelnoj-deyatelnosti-studentov.html

Роль эмоций в творческом процессе

Для начала определим круг разработанности даннои̌ проблемы и кратко перечислим ученых.

Ученые, которые занимались проблемой мышления: Дж. Гилфорд, Е. Торренс, Э. Боно и др.

Далее рассмотрим понятие эмоций и творческого мышления, эмоции как стимул творческого мышления, а так потребность творчества в эмоциях.

Рассмотрим сущность творческого мышления, представленную на рисунке 1.

Роль эмоций в творческом процессе - Справочник студента

Рисунок 1. ʼʼСущность творческого мышленияʼʼ

Синонимом творческих методностей часто выступает термин ʼʼкреативностьʼʼ. Креативность может проявляться во всœех личностных сферах человека.

До появления данного термина многие ученые пытались по-другому обозначить данное свойство. Так, например, В. Джеймс называл ϶то ʼʼпроницательностьюʼʼ. Он считал, что в её основе лежит ассоциативный процесс.

  1. Г. Э. Мюллер (решение как результат возникает в сознании человека на основе ассоциации в процессе активизации определенных элементов мозга);
  2. Б. М. Бехтерев, И. П. Павлов и др.

Эмоции как стимул творческого мышления

При ϶том при таком раскладе творчество должно было угаснуть у современӊοго человека, у которого не так много ситуаций, приводящих к летальному исходу.

Но всœе творческое мышление работает лучше при выходе ᴎɜ экстремальных ситуаций, что к отрицательным последствиям. К примеру, школьники часто тратят время не на подготовку к самому экзамену, а на подготовку различных шпаргалок, чтобы обмануть преподавателя, делая ᴛᴇᴍ ху лишь себе.

Подобные ситуации встречаются и в мире взрослых, где сотрудники пытаются ʼʼпустить пыль в глазаʼʼ начальству, а не заниматься своей реальнои̌ работой.

Исходя из всᴇᴦο выше сказанного, мы приходим к выводу, что мы выяснили, что экстремальные ситуации являются не лучшим методом активации творческого мышления, из-за их побочных эффектов.

Потребность творческого мышления в эмоциях

Нет никакого сомнения в том, что творческое мышление — как и любое другое творчество — неразрывно связано с эмоцией. При ϶том в наши дни идеал состоит как раз в том, чтобы жить и мыслить без эмоций.

«Эмоциональность» стала синонимом неуравновешенности или душевного нездоровья. Приняв ϶тот стандарт, индивид чрезвычайно ослабил себя: ᴇᴦο мышление стало плоским. Вместе с тем, так как эмоции нельзя подавить до конца, существуют в полном отрыве от интеллектуальнои̌ стороны личности.

Наиболее ярким примером использования эмоциональнои̌ сферы в творчестве выступает деятельность дошкольников. У них ещё нет ʼʼвзрослыхʼʼ установок, сильно выражена непосредственность. Все ϶то им возможность творить без оглядки на что-либо, вне любых рамок. Эᴛο делает их творчество живым.

У взрослого человека такого рода непосредственность не про в достаточнои̌ мере, что часто затрудняет творческий процесс.

Источник: http://referatwork.ru/info-lections-55/gum/view/23798_rol_emociy_v_tvorcheskom_processe

Влияние эмоций на творческий процесс. Основные характеристики, источники и активаторы эмоций

Также творчество зависит от состояния человека. Часто необходимо на некоторое время забыть, отвлечься от постоянного размышления на некоторую тему. Это возможно во время отдыха, сна, мечтаний.

Весьма часто способствует творчеству интенсивное эмоциональное переживание.

Существует взаимное подкрепление между творческим воображением и эмоциональным переживанием: чувство порождает ассоциативную связь, но и созданное воображением усиливает чувства.

Творчество в искусстве опирается на воображение, которое, в свою очередь, неразрывно связано с эмоциями и чувствами человека. Влияние эмоций на творчество не является исключительно преходящим.

Действительно, психическая жизнь имеет эмоциональный субстрат, всегда присутствующий в более или менее активной форме, который окрашивает наши восприятия, решения, воспоминания о встреченных людях, жизненные ситуации и предметы, которые мы используем в деятельности.

Эмо́ция (от лат. emoveo — потрясаю, волную) — эмоциональный процесс средней продолжительности, отражающий субъективное оценочное отношение к существующим или возможным ситуациям.

Эмоции отличают от других видов эмоциональных процессов: аффектов, чувств и настроений.

[1] Эмоции, как и многие другие психические явления, пока слабо изучены и понимаются разными авторами по-разному, по этому вышеприведённое определение нельзя считать ни точным, ни общепринятым.

  • Характеристики
  • [править]
  • Валентность (тон)

Все эмоции характеризуются валентностью (или тоном) — то есть могут быть либо положительными, либо отрицательными. Количество видов отрицательных эмоций, обнаруживаемых у человека, в несколько раз превышает количество видов положительных эмоций.

[править]

Интенсивность

Эмоции могут различаться по интенсивности (силе). Чем сильнее эмоция, тем сильнее её физиологические проявления. На интенсивность эмоции в каждом конкретном случае влияет, обычно, большое количество факторов. В общем виде их вклад позволяет оценить формула Симонова.

Кроме того, интенсивность эмоций может зависеть от полноценности и функциональной целостности центральной и вегетативной нервной системы. Так у больных с повреждением спинного мозга максимальное снижение интенсивности эмоций наблюдается при нарушениях целостности его шейных сегментов.

[править]

Стеничность

В зависимости от влияния на активность эмоции подразделяются на стенические (от др.-греч. σθένος — сила) и астенические (от др.-греч. ἀσθένεια — бессилие). Стенические эмоции побуждают к активной деятельности, мобилизуют силы человека (радость, энтузиазм и другие). Астенические эмоции расслабляют или парализуют силы (тоска, грусть и другие).

[править]

Содержание

Эмоции бывают разными по содержанию, отражая различные аспекты значения вызвавших их ситуаций. Выделяются десятки различных эмоций, причём количество отрицательных эмоций в несколько раз превосходит количество положительных.

Каждый вид эмоции сопровождается специфической физиологической реакцией, в связи с чем некоторые учёные в прошлом выдвигали теории о том, что эмоции являются следствием физиологических реакций (теория Уильяма Джеймса и Карла Ланге — «мы чувствуем печаль, потому что плачем, мы боимся, потому что дрожим»), что, однако, было опровергнуто экспериментально исследованиями В. Кеннона, Ч. Шеррингтона и Д. Хебба, продемонстрировавшими вторичность висцеральных проявлений по отношению к мозговому психическому состоянию[6]. На связи конкретных видов эмоций с конкретными физиологическими реакциями построены и работы Пола Экмана.

Источники эмоций

Источники эмоций и чувств могут быть сгруппированы по различным классификационным критериям. По одной из классификаций (по А. Ягелло), к основным источникам эмоциональных переживаний относятся следующие: Контакт с другими людьми, Физиологические потребности. Познание окружающей среды. Познание себя самого. Воспоминания о прошлом. Планирование будущего.

  1. Активаторами эмоций выступают:
  2. 1. Нейронные и нервно-мышечные активаторы:
  3. а) естественно вырабатываемые гормоны и нейромедиаторы;
  4. б) наркотические препараты;
  5. в) экспрессивное поведение (мимика, пантомимика);
  6. г) изменения температуры крови мозга и последующие нейрохимические процессы.
  • 2. Аффективные активаторы:
  • а) боль;
  • б) половое влечение;
  • в) усталость;
  • г) другая эмоция.
  • 3. Когнитивные активаторы:
  • а) оценка;
  • б) атрибуция;
  • в) память;
  • г) антиципация.
  • Интерес и творчество.

Творчество (творческая деятельность) — создание чего-то нового: новых, нестандартные решения в житейских ситуациях, создавать что-то новое: тексты, рисунки и пр. Синоним слова творчество — креативность (от англ. слова creative — творческий).

Антоним творчества — шаблонность: действие в заданных рамках, по принятым стандартам.

Важное место в творческой деятельности занимает комбинирование, варьирование уже имеющихсязнаний, известных способов действий. Потребность побуждающая к деятельности, может быть источником воображения, фантазии, т.

е отражения в сознании человека явлений действительности в новых, необычных, неожиданных сочетаниях и связях. Важнейшим механизмом творчества является интуиция — знание, условия получения которого не осознаются.

Творческие люди любят вдохновение — правильно, вдохновение полезно, особенно когда можно его самому себе создавать.

Рекомендуемые страницы:

Источник: https://poisk-ru.ru/s3361t1.html

Роль эмоций в когнитивных процессах и творчестве

Наличие эмоциональных явлений в процессе познания отмечалось еще древнегреческими философами (Платон, Аристотель).

Однако начало обсуждению вопроса о роли эмоций в когнитивном процессе положили П. Жане и Т. Рибо. По мнению П.

Жане, эмоции, являясь «вторичными действиями», реакцией субъекта на свое собственное действие, регулируют «первичные действия», в том числе и интеллектуальные. Т.

Рибо, наоборот, считал, что в интеллектуальном мышлении не должно быть никакой «эмоциональной примеси», так как именно аффективная природа человека и является чаще всего причиной нелогичности. Он разделял интеллектуальное мышление и эмоциональное.

Связи мышления с аффектами большое значение придавал Л. С. Выготский.

Он писал: «Кто оторвал мышление с самого начала от аффекта, тот навсегда закрыл себе дорогу к объяснению причин самого мышления, потому что детерминистический анализ мышления необходимо предполагает вскрытие движущих мотивов мысли, потребностей и интересов, побуждений и тенденций, которые направляют движение мысли в ту или другую стороны» (1956, с. 54).

С. Л. Рубинштейн также отмечал необходимость связывать мышление с аффективной сферой человека. «Психические процессы, взятые в их конкретной целостности, — это процессы не только познавательные, но и «аффективные», эмоционально-волевые. Они выражают не только знание о явлениях, но и отношение к ним» (1957, с. 264).

В другой работе он заостряет еще больше этот вопрос: «Речь…

идет не о том только, что эмоция находится в единстве и взаимосвязи с интеллектом или мышление с эмоцией, а о том, что самое мышление как реальный психический процесс уже само является единством интеллектуального и эмоционального, а эмоция -единством эмоционального и интеллектуального» («Проблемы общей психологии», 1973, с. 97-98).

В настоящее время большинство психологов, занимающихся изучением интеллектуальной деятельности, признает роль эмоций в мышлении.

Больше того, высказывается мнение, что эмоции не просто влияют на мышление, но являются обязательным его компонентом (Симонов, 1975; Тихомиров, 1969; Виноградов, 1972; Вилюнас, 1976; Путляева, 1979, и др.

), или что большинство человеческих эмоций интеллектуально обусловлено. Выделяют даже интеллектуальные эмоции, отличные от базовых (см. раздел 6.5).

Правда, мнения авторов о конкретной роли эмоций в управлении мышлением не совпадают. С точки зрения О. К. Тихомирова, эмоции являются катализатором интеллектуального процесса; они улучшают или ухудшают мыслительную деятельность, убыстряют или замедляют ее.

В другой работе (Тихомиров, Клочко, 1980) он идет еще дальше, считая эмоции координатором мыслительной деятельности, обеспечивая ее гибкость, перестройку, коррекцию, уход от стереотипа, смену актуальных установок. По мнению же П. В. Симонова, эмоции являются лишь пусковым механизмом мышления. Л. В.

Путляева считает гиперболизированными обе эти точки зрения и выделяет, в свою очередь, три функции эмоций в мыслительном процессе: 1) эмоции как составная часть познавательных потребностей, являющихся истоком мыслительной деятельности; 2) эмоции как регулятор самого познавательного процесса на определенных его этапах; 3) эмоции как компонент оценки достигнутого результата, т. е. как обратная связь.

Роль эмоций в интеллектуальном творческом процессе многообразна. Это и муки творчества, и радость открытия. «Горячее желание знания, — писал К. Бернар, — есть единственный двигатель, привлекающий и поддерживающий исследователя в его усилиях, и это знание, так сказать, постоянно ускользающее из его рук, составляет его единственное счастье и мучение.

Кто не знал мук неизвестного, тот не поймет наслаждений открытия, которые, конечно, сильнее всех, которые человек может чувствовать» (1866, с. 64).

Из мемуарной литературы также следует, что эмоция, лирическое настроение или вдохновение способствуют творческому воображению, фантазии, так как в сознании легко возникают яркие многочисленные образы, мысли, ассоциации. Об этом прекрасно написано у А. С. Пушкина:

…Но гаснет краткий день, и в камельке забытрм Огонь опять горит — то яркий свет лиет, То тлеет медленно, — а я пред ним читаю Иль думы долгие в душе моей питаю. И забываю мир — и в сладкой тишине

  • Я сладко усыплен своим воображеньем,
  • И просыпается поэзия во мне:
  • Душа стесняется лирическим волненьем,
  • Трепещет, и звучит, и ищет, как во сне,
  • Излиться наконец свободным проявленьем —
  • И тут ко мне идет незримый рой гостей,
  • Знакомцы давние, плоды мечты моей,
  • И мысли в голове волнуются в отваге,
  • И рифмы легкие навстречу им бегут,
  • И пальцы просятся к перу, перо к бумаге,
  • Минута — и стихи свободно потекут.

Но вот что характерно: это вдохновение, радость по поводу творческого успеха не долговременны. К. Бернар писал по этому поводу: «.

„По какому-то капризу нашей натуры, это наслаждение, которого мы так жадно искали, проходит, как скоро открытие сделано. Это похоже на молнию, озарившую нам далекий горизонт, к которому наше ненасытное любопытство устремляется еще с большим жаром.

По этой причине в самой науке известное теряет свою привлекательность, а неизвестное всегда полно прелестей» (там же).

Обсуждая связь мышления с эмоциями, некоторые психологи доходят до крайности. Так, А.

Эллис (Ellis, 1958) утверждает, что мышление и эмоции так тесно связаны друг с другом, что обычно сопровождают друг друга, действуя в круговороте отношений «причина и следствия», и в некоторых (хотя едва ли не во всех) отношениях являются, по существу, одним и тем же, так что мышление превращается в эмоцию, а эмоция становится мыслью. Мышление и эмоции, согласно этому автору, имеют тенденцию принимать форму саморазговора или внутренних предложений; предложения, которые люди проговаривают про себя, являются или становятся их мыслями и эмоциями.

Что касается превращения мысли в эмоцию и наоборот, то это довольно спорное утверждение. Другое дело, что, как пишет Эллис, мысль и эмоцию едва ли возможно разграничить и выделить в чистом виде. Здесь с автором можно согласиться.

Особая роль принадлежит эмоциям в различных видах искусства. К. С. Станиславский (1953) говорил, что из всех трех психических сфер человека — ума, воли и чувств — последнее является самым «трудновоспитуемым ребенком». Расширение и развитие ума гораздо легче поддается воле актера, чем развитие и расширение эмоциональной сферы.

Чувство, отмечал Станиславский, можно культивировать, подчинять воле, умно использовать, но оно очень туго растет. Альтернатива «есть или нет» более всего относится к нему. Поэтому оно для актера дороже всего. Учащиеся с подвижными эмоциями, способностью глубоко переживать — это золотой фонд театральной школы. Их развитие идет быстро.

Читайте также:  Экономическая система и ее элементы - справочник студента

В то же время Станиславский сетовал на то, что слишком много рассудочных актеров и сценических работ, идущих от ума.

Важны переживания эмоций и для художника в процессе изобразительного акта. В. С. Кузин (1974) отмечает, что если натура (объект изображения) оставила художника равнодушным, не вызвала никаких эмоций, процесс изображения будет пассивен.

Необходимость взволнованности своей темой, «прочувствования природы», передачи настроения подчеркивали многие выдающиеся художники: Э. Манэ, А. К. Саврасов, И. И. Левитан, В. Д. Поленов и др. И. И. Левитан говорил, что картина — это кусок природы, профильтрованный через темперамент художника, а О.

Роден считал, что, прежде чем копия того, что видит художник, пройдет через его руку, она должна пройти через его сердце. Именно поэтому В. В. Верещагин как-то воскликнул: «…

Больше батальных картин писать не буду — баста! Я слишком близко к сердцу принимаю то, что пишу, выплакиваю (буквально) горе каждого раненого и убитого» ( Мастера искусства об искусстве. — М; Л., 1937-1969. — Т. 4. — С. 301).

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/2_75156_rol-emotsiy-v-kognitivnih-protsessah-i-tvorchestve.html

2.1 Взаимосвязь эмоций и деятельности

Если всё происходящее может вызвать у человека те или иные эмоции, то особенно тесной является связь между эмоциями человека и его собственной деятельностью.

Сегодня никто не отрицает связь эмоций с особенностями жизнедеятельности организма. Под влиянием эмоций изменяется деятельность органов кровообращения, дыхания, пищеварения, желез внутренней и внешней секреции и других органов.

Излишняя интенсивность и длительность переживаний может вызвать нарушения в организме.

М.И. Аствацатуров писал, что сердце чаще поражается страхом, печень — гневом, желудок — апатией и подавленным состоянием. Возникновение этих процессов имеет в своей основе изменения, происходящие во внешнем мире, но затрагивает деятельность всего организма [9, с.424].

Например, при эмоциональных переживаниях изменяется кровообращение: учащается или замедляется сердцебиение, изменяется тонус кровеносных сосудов, повышается или понижается кровяное давление и так далее.

В результате при одних эмоциональных переживаниях человек краснеет, при других — бледнеет. Сердце очень чутко реагирует на все изменения эмоциональной жизни. Под воздействием длительных негативных эмоций у человека могут возникнуть болезни.

И, наоборот, под влиянием положительных эмоций ускоряется выздоровление. Этому свидетельствует множество примеров.

Помимо регуляции состояния организма, эмоции выполняют функцию регуляции поведения человека в целом. Они имеют важное значение в оптимизации всей деятельности организма. Отрицательные эмоции выступают как сигнал нарушения постоянства внутренней среды организма и тем самым способствуют гармоничному течению жизненных процессов.

А положительные эмоции — это своеобразная награда человеку за труд, затраченный им в процессе достижения полезного результата. Отсюда следует, что положительные эмоции являются сильнейшим средством закрепления полезных для организма реакций.

Действительно, у человека положительные эмоции всегда вызываются успехами в его деятельности, например сделанным научным открытием, отличной оценкой на экзамене.

Эмоции способствуют концентрации всех сил организма, необходимых для достижения результата. И это помогает нам успешно справляться с трудностями. Особенно это важно в стрессовых ситуациях, например, при опасности для жизни или физических и умственных нагрузках. Они принимают самое непосредственное участие в обучении, то есть осуществляют подкрепляющую роль [8, с.65].

Эмоции успеха — неуспеха обладают способностью привить любовь или навсегда угасить её по отношению к тому виду деятельности, которой занимается человек.

Другими словами эмоции влияют на характер мотивации человека по отношению к выполняемой им деятельности.

С одной стороны, ход и исход человеческой деятельности вызывают обычно у человека те или иные эмоции, с другой, — эмоциональные состояния человека влияют на его деятельность. Эмоции не только обуславливают деятельность, но и сами обуславливаются ею.

Влияние эмоций на деятельность подчиняется известному правилу Джеркеса-Додсона, постулирующему оптимальный уровень напряжения для каждого конкретного вида работы.

Снижение эмоционального тонуса в результате малой потребности или полноты информированности субъекта ведёт к дремоте, утрате бдительности, пропуску значимых сигналов, замедленным реакциям.

С другой стороны, чрезмерно высокий уровень эмоционального напряжения дезорганизует деятельность, осложняет её, повышает ответные реакции на посторонние, незначимые сигналы, ведет к примитивным действиям типа слепого поиска методом проб и ошибок [3, с.215].

Эмоции человека проявляются во всех видах человеческой деятельности и особенно это заметно в художественном творчестве. Эмоции способны стимулировать творческий процесс.

Эмоциональная сфера художника отражается в выборе сюжетов, в манере письма, в способе разработки избранных тем и сюжетов. Всё это вместе взятое составляет индивидуальное своеобразие художника. Подлинный инсайт ни при каких условиях не является интеллектуальным процессом.

Стимулом к началу деятельности является своеобразная самонастройка интенсивности эмоций, которая может быть как непроизвольной, так и произвольной.

Не случайно известно множество причуд, магических действий, при помощи которых творческие личности настраивали себя на творчество, создавая определённое эмоциональное состояние. Начальный этап творчества, как правило, связан с нарастанием внутреннего психического напряжения.

У человека эмоции, связанные с деятельностью, занимают особое место, поскольку именно она дает положительный или отрицательный результат. Они отличаются от физического удовольствия/неудовольствия.

Так например, чувство удовлетворения/неудовлетворения (чувство успеха, удачи, ликования, неуспеха, краха) связано прежде всего с ходом и исходом той или ной деятельности. В одних случаях люди испытывают удовлетворение, оценивая результат деятельности и ее достижения, в других удовлетворение связано с ходом этой деятельности.

Однако и тогда, когда это чувство связано в первую очередь с результатом деятельности, результат переживается эмоционально, поскольку осознается как достижение по отношению к деятельности, которая к ним привела.

Когда данное достижение уже закреплено и превратилось в обычное состояние, в уровень, не требующий напряжения, труда, борьбы за его сохранение, чувство удовлетворения относительно быстро начинает притупляться. Эмоционально переживается не остановка на каком — нибудь уровне, а переход, движение к более высокому уровню.

Это можно наблюдать на деятельности любого рабочего, добившегося резкого повышения производительности труда, на деятельности ученого, совершившего то или иное открытие. Чувство достигнутого успеха быстро затухает, и поэтому снова разгорается стремление к новым достижениям, ради которых нужно биться и работать.

То есть можно сказать, что наслаждение, которое доставляет нам процесс труда, — это в основном наслаждение, связанное с преодолением трудностей, с достижением частичных результатов, с приближением к результату, который является конечной целью деятельности.

В ходе деятельности есть обычно критические точки, в которых определяется благоприятный для человека или неблагоприятный результат. Человек как сознательное существо более или менее адекватно предвидит приближение таких критических точек. При приближении к ним у него нарастает напряжение. После того как критическая точка пройдена, наступает разрядка.

Таким образом, эмоции, связанные по преимуществу с ходом деятельности, хотя и отличны, но неотрывны от эмоций, связанных с ее исходом.

Таким образом, эмоции существенно влияют на ход деятельности. Как форма проявления потребностей личности эмоции выступают в качестве внутренних побуждений к деятельности. Эти внутренние побуждения, выражающиеся в чувствах, обусловлены реальными отношениями индивида к окружающему его миру.

Источник: https://psy.bobrodobro.ru/39399

Читать

Евгений Павлович Ильин

Эмоции и чувства

Предисловие

Каждый взрослый человек знает, что такое эмоции, так как неоднократно их испытывал с самого раннего детства. Однако когда просят описать какую-нибудь эмоцию, объяснить, что это такое, как правило, человек испытывает большие затруднения. Переживания, ощущения, сопровождающие эмоции, с трудом поддаются формальному описанию.

Несмотря на это об эмоциях написано очень много как в художественной, так и в научной литературе; они вызывают интерес у философов, физиологов, психологов, клиницистов. Достаточно сослаться на систематические обзоры экспериментального их изучения в работах Р. Вудвортса (1950), Д. Линдсли (1960), П. Фресса (1975), Я.

Рейковского (1979), К. Изарда (2000), переведенных на русский язык, а также отечественных авторов: П. М. Якобсона (1958), В. К. Вилюнаса (1971), Б. И. Додонова (1987), П. В. Симонова (1966, 1976, 1981, 1987), Л. И. Куликова (1997), Г. М. Бреслава (1984, 2004).

Однако и до сих пор проблема эмоций остается загадочной и во многом неясной.

Приступить к написанию этой книги меня побудили несколько обстоятельств, но главным образом то, что, обсуждая вопросы о воле (произвольном управлении) и мотивации (Е. П.

Ильин, 2000 а, б[1]), я лишь мимоходом касался роли в этих процессах эмоций человека (при рассмотрении таких мотивационных образований, как влечение, желание, интерес, потребность, или при обсуждении вопроса о положительной и отрицательной мотивации, о соотношении волевой и эмоциональной регуляции). Разговор об эмоциях в этих книгах шел вскользь, мимоходом.

Образно говоря, я в этих книгах невольно загнал эмоции в «тещину комнату» хрущевской квартиры, оставив всю остальную жилую площадь воле и мотивации.

А между тем роль эмоций в управлении поведением человека велика, и не случайно практически все авторы, пишущие об эмоциях, отмечают их мотивирующую составляющую, связывают эмоции с потребностями и их удовлетворением (З. Фрейд, 1894; В. К. Вилюнас, 1990; Б. И. Додонов, 1987; К. Изард, 1980; А. Н. Леонтьев, 1982; П. Фресс, 1975; Я. Рейковский, 1979; П. В.

Симонов, и др.). Больше того, некоторые авторы отдают эмоциям приоритет в обыденной жизни человека. Так, А. М. Эткинд (1983) пишет: «…в обыденной жизни он (человек. – Å. È.) не столько рассуждает, сколько чувствует, и не столько объясняет, сколько оценивает.

Собственно когнитивные процессы, свободные от эмоциональных компонентов, занимают в обыденной жизни скромное место… По-видимому, в реальных процессах деятельности и во вплетенных в нее механизмах межличностного восприятия и самовосприятия “холодные” попытки объяснения и понимания имеют меньшее значение, чем “горячие” акты оценок и переживаний. Когда же процессы когнитивного анализа и имеют место, то находятся под сильным и непрерывным влиянием эмоциональных факторов, вносящих свой вклад в их ход и результат» (с. 107).

Таким образом, обсуждение в данной книге вопроса об эмоциях и чувствах является как бы продолжением двух предыдущих книг.

Эмоции и чувства, выполняя различные функции, участвуют в управлении поведением человека в качестве непроизвольного компонента, вмешиваясь в него как на стадии осознания потребности и оценки ситуации, так и на стадии принятия решения и оценки достигнутого результата. Поэтому понимание механизмов управления поведением требует понимания и эмоциональной сферы человека, ее роли в этом управлении.

Принимая решение о написании данной книги, я понимал, что столкнусь с большими трудностями, о которых писал еще швейцарский психолог Э. Клапаред (1928): «Психология аффективных процессов – наиболее запутанная часть психологии. Именно здесь между отдельными психологами существуют наибольшие расхождения. Они не находят согласия ни в фактах, ни в словах.

Некоторые называют чувствами то, что другие называют эмоциями. Некоторые считают чувства простыми, конечными, неразложимыми явлениями, всегда подобными самим себе и изменяющимися только количественно.

Другие же в противоположность этому полагают, что диапазон чувств содержит в себе бесконечность нюансов и что чувство всегда представляет собой часть более сложной целостности… Простым перечислением фундаментальных разногласий можно было бы заполнить целые страницы» (1984, с. 93).

Однако настоящее понимание того, в какое дело я ввязался, понимание безумства затеянного пришло лишь в процессе написания этой книги. Я начал понимать скепсис и раздражение ряда ученых по поводу проблемы эмоций, например У.

Джемса, который в конце XIX века писал: «Что касается “научной психологии” чувствований, то, должно быть, я испортил себе вкус, знакомясь в слишком большом количестве с классическими произведениями на эту тему, но только я предпочел бы читать словесные описания размеров скал в Нью-Гемпшире, чем снова перечитывать эти психологические произведения.

В них нет никакого плодотворного руководящего начала, никакой основной точки зрения. Эмоции различаются и оттеняются в них до бесконечности, но вы не найдете в этих работах никаких логических обобщений. А между тем вся прелесть истинно научного труда заключается в постоянном углублении логического анализа» (1991, с. 274). У.

Джемс сетует на то, что «во многих немецких руководствах по психологии главы об эмоциях представляют собой просто словари синонимов. Но для плодотворной разработки того, что уже само по себе очевидно, есть известные границы, и в результате множества трудов в указанном направлении чисто описательная литература по этому вопросу, начиная с Декарта и до наших дней, представляет самый скучный отдел психологии» (с. 273).

Не случайно русский психолог Н. Н. Ланге писал в то время, что «чувство занимает в психологии место Сандрильоны, нелюбимой, гонимой и вечно обобранной в пользу старших сестер – “ума” и “воли”. Ему приходится обыкновенно ютиться на задворках психологической науки, тогда как воля, а особенно ум (познание) занимают все парадные комнаты.

Если собрать все научные исследования о чувствах, то получится список столь бедный, что его далеко превзойдет литература любого вопроса из области познавательных процессов, даже очень мелкого… Причин этой общей “нелюбви” много.

Здесь, вероятно, играет некоторую роль и общий характер современной культуры, по преимуществу технической и внешней, и то, что рассуждения старых психологов о чувствах отталкивают нас своей риторичностью и морализациями, и то, что эта область вообще трудно поддается точным и научным методам исследования, и, наконец, то, что для психолога, как и ученого вообще, область ума и познания обыкновенно ближе и доступнее, чем область эмоций. Может быть, дело было бы иначе, если бы в разработке психологической науки женщины приняли большее участие, чем доныне» (1996, с. 255).

Представитель бихевиоризма Дж. Уотсон (1930) считал, что эмоции нельзя исследовать научно, а Е. Даффи (1934, 1941) писал, что термин «эмоция» удобен для обозначения некоторых специфических форм изменения поведения, которые не поддаются объяснению, и что он мешает точным исследованиям, поэтому от этого термина следует отказаться.

С тех пор многое изменилось. Не оправдалось предсказание М. Мейера (1933), что эмоции постепенно исчезнут из сферы психологии, но сбылось пожелание Н. Н. Ланге – профессия психолога теперь в основном стала женской. Появилось очень большое количество работ, посвященных эмоциям и чувствам, особенно в зарубежной психологической литературе.

Однако и до сих пор заголовок статьи У. Джемса «Что такое эмоция?» остается актуальным как для психологов, так и для физиологов. В последние десятилетия заметна тенденция к эмпирическому изучению отдельных эмоциональных реакций, без попыток теоретического осмысления, а подчас и к принципиальному отказу от этого. Например, Дж.

Мандлер (1975) доказывает бесполезность поиска определения эмоций и создания теории эмоций. Он полагает, что накопление результатов эмпирических исследований автоматически приведет к решению всех тех вопросов, ради которых и строится теория эмоций. Б.

Райм (1984) пишет, что современное состояние изучения эмоций представляет собой разрозненные знания, непригодные для решения конкретных проблем. В руководстве «Human physiology» (1983) утверждается, что дать эмоциям точное научное определение невозможно. Это подтверждает и анализ определений эмоций, приводящихся в отечественной литературе (Е.

В. Левченко и А. Ю. Бергфельд, 1999). Существующие теории эмоций в основном касаются лишь частных аспектов проблемы.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=146971&p=50

Ссылка на основную публикацию